Главная - Статьи

Эти бедные, бедные сиротки: путеводитель Ольги Бухиной

 

  • Бухина, Ольга Борисовна. Гадкий утенок, Гарри Поттер и другие: путеводитель по детским книгам о сиротах. – М.: КомпасГид, 2017. – 320 с. – (Азбука понимания)

 

b-02-2

Превосходный переводчик англоязычной детской литературы, критик и психолог Ольга Борисовна Бухина, хорошо известная всем, кто интересуется книжными новинками по авторской колонке на сайте «Лента.Ру», написала отличную книгу «Гадкий утенок, Гарри Поттер и другие: путеводитель по детским книгам о сиротах».

В чем ее главные достоинства? Прежде всего, «Гадкий утенок…» - именно путеводитель, написанный профессиональным знатоком предмета. Кто-то, вероятно, ждал от книги глубокого филологического анализа, подробного разбора иных произведений. Этого, к счастью, нет. Намечена только основная линия разбора и самые главные, скажем так, притоки этой великой реки. Или протянута та нить, на которую собираются бусинки отдельных авторов и историй.

Зато самих историй, их сочинителей и коротеньких, но вполне внятных, занятных, оригинальных о них сообщений приведено множество – от классических текстов Ренессанса до совсем уж недавних «Голодных игр». Для поклонников «Поттерианы» особое удовольствие доставит и то, что именно мальчик со шрамом на лбу оказывается, пожалуй, главным героем путеводителя, его, так сказать, путеводной звездой, чьи лучи и вытягивают из книг-предшественниц магическую силу, и освещают необозримое поле мотивов и сюжетных ходов, использованных Джоан Роулинг в своем цикле.

Другое достоинство книги О. Бухиной в том, что ею охвачен труднообозримый материал на непростую, но столь важную для нашего человеческого и читательского становления тему сиротства, более того, составлены удобные списки авторов, произведений и главных героев, упомянуты и в двух словах, но очень точно охарактеризованы лучшие экранизации классических книг на заявленную тему. Составлен также авторский список сиротского разнообразия, позволяющий при перечитывании труда О. Бухиной или разбираемых ею произведений проводить собственный анализ и систематизацию материала, то есть пройти путь автора и пойти дальше, ведь книг о сиротстве необозримое множество, с каждым годом только расширяющееся.

А откуда оно есть пошло, сиротство в литературе? С ренессансного британского рыцарского романа Томаса Мэлори «Смерть Артура», увидевшего свет в последней четверти XV века, и с комедий Уильяма Шекспира, написанных и сыгранных столетием позже. Но это лишь самое начало, родники-истоки. А в XIX веке появились в той же Англии два классических романа, с которых, собственно, и начинаются две основные ветви этой великой литературной реки. Один из них – «Приключения Оливера Твиста» Чарльза Диккенса, другой – «Джейн Эйр» Шарлотты Бронте.

Так тема сиротства сначала была заявлена во взрослой литературе, потом эта взрослая литература перешла в разряд подросткового чтения, к концу позапрошлого века книги о сиротах хлынули безудержным потоком, и создавались они уже непосредственно для подростков, причем во всем мире. Здесь стоит вспомнить американцев Марка Твена и Луизу Мэй Олкотт, канадку Люси Мод Монтгомери, россиянок Лидию Чарскую и Александру Анненскую…

b-001

Любимых сирот у читателя все прибавлялось, как прибавлялось вместе с ним и примеров «делать жизнь с кого». Короче говоря, сироты выживали и выжили, ну а в литературе ХХ века стали не просто выживать, а побеждать. Наше столетие добавило сиротам возможностей: усилиями и талантом, например, Джоан Роулинг или Сьюзен Коллинз, они стали не только спасаться и помогать спастись ближним, но заодно и спасать весь мир. Иначе говоря, литература средствами фантастики, новой мифологии и магического реализма отрастила добру кулаки. А как иначе в нашем лучшем из миров?..

И третье достоинство путеводителя в его лапидарности, а краткость, как хорошо известно из той же литературы, истинная «сестра таланта».

Я сказал лишь о немногом, остальное читатель откроет для себя сам. А прочитать эту книгу стоит каждому, но прежде всего каждому библиотекарю, ведь и впрямь нельзя же в пути без путеводителя, тем более такого знающего и вдумчивого, да к тому же и пишущего свой бедекер воистину как изящную словесность.