Главная - Статьи

Сказки и истории батюшки Дюма

 

  • Дюма, Александр. Сказки / пер. с фр. В. Соколова; ил. Т. Нарской. – М.: ТПО «Интерфейс», 1993. – 304 с., цв. ил. – (Семейная библиотека)
  • Дюма, Александр. Кобольды старого замка: сказки и легенды / пер. с фр. Ю. Денисова и Э. Шапиро; ил. Берталя, Г. Доре и др. – М.: Вече, 2021. – 416 с., ил. - (Иллюстрированное собрание сочинений)
  • Дюма, Александр. Сказки Арамиса: сказки и легенды / пер. с фр. А. Гейсмана, Ю. Денисова, Э. Шапиро; ил. Берталя, Г. Доре и др. – М.: Вече, 2021. – 480 с., ил. - (Иллюстрированное собрание сочинений)
  • Дюма, Александр. Капитан Памфил. История моих животных / пер. с фр. А. Васильковой; ил. Берталя, А. Мари и др. – М.: Вече, 2021. – 544 с., ил. - (Иллюстрированное собрание сочинений)

 

d-02 (2)

«А ведь мы с вами уже встречались!..» – эта крылатая фраза могла бы стать точным эпиграфом к настоящей статье. Тем более что я уже рассказывал вам о четырехтомнике «Путевые записки. В России» и «Кавказ». Да и вообще с Александром Дюма мы встречаемся всю нашу читательскую жизнь. И расставаться надолго не собираемся, даже если его исторические авантюры нас перестали увлекать. Хотя это, конечно, большое преувеличение.

Итак, мы уже встречались. Все. Даже те, кто отроду не держал в руках никакой книжки, кроме сберегательной. Ведь телевизор-то смотрят уж точно все. А там нет-нет да и покажут лихого гасконца – нашего или не нашего – неважно, или Монте-Кристо, или Марго, или Монсоро. Или, например, балет Чайковского «Щелкунчик».

А что, и гофмановский «Щелкунчик» – это тоже, что ли, Дюма? – с ехидством спросят меня грамотеи. И я отвечу: конечно, как и всё, чего коснулось его золотое перо. Дело в том, что Петр Ильич Чайковский сочинял свой балет по мотивам не гофмановского оригинала, а по версии французского писателя. Ну а Дюма… Дюма прежде всего был великим читателем, знал все достойное того, чтобы это прочитать. Читал, конечно же, и Гофмана, и Андерсена, и братьев Гримм, и многое-многое другое из того, что ныне (как и романы самого Дюма) считается детской или подростковой литературой, а в его время было просто литературой. Читал и пересказывал для юных французов. Часто просто переводил, как в случае «Снежной королевы» или «Русалочки», реже – пересказывал с небольшими изменениями, как то было с «Щелкунчиком», иногда сплетал собственную историю из разных народных сказок, частью переложенных братьями Гримм, частью услышанных во время странствий на привалах, как сделал это в «Кобольдах старого замка» или в «Юности Пьеро».

Но просто ли переводил Дюма то, что вдохновило его как читателя, пересказывал ли по-своему, в любом случае известные истории читались уже по-другому. Почему? Да потому, что услышали мы их из уст другого писателя, что значит другого человека. В отличие от прекрасно владевших пером филологов Гримм, от изумительного сочинителя поэтической прозы Андерсена, от мрачного мистика и музыковеда Гофмана, интровертов по преимуществу, Дюма был общительным весельчаком (и при этом величайшим тружеником), человеком театра, неустанным путешественником, чистейшей воды экстравертом. Таковы и его сказки – легкие, светлые, радостные, ненавязчиво нравоучительные, сказки, в которых не просто добро всегда побеждает зло, но и веселье всегда побеждает грусть.

О том, каким он был в жизни и в литературе, великий батюшка Дюма (Дюма-пер, как называли его для того, чтобы отличать от сына – тоже романиста и драматурга и тоже Александра), написано множество исследований. Лучшие и наиболее доступные из них - биографии, написанные Андре Моруа (настоящее имя – Эмиль Эрзог), Анри Труайя (настоящее имя – Лев Тарасов), Даниэлем Циммерманом и нашими авторами Эммой Драйтовой и Максимом Чертановым (настоящее имя – Мария Кузнецова). Если вы хотите поближе познакомиться с Дюма-человеком, читайте книгу Труайя, если вас больше привлекают историко-литературные исследования, читайте Моруа или Циммермана. Но Дюма как явление ярче, а может и глубже всего подан Чертановым. Кстати, именно эта книга по времени, пожалуй, последняя из капитальных биографий писателя, а заодно и первая, написанная отечественным автором. Так что, рекомендую познакомиться.

d-010


Ну, а сказки, с которых мы начали разговор, собраны в представляемых изданиях разнообразные – и большие, и маленькие, и давно знакомые, и почти неизвестные, и переведенные, и пересказанные, и оригинальные. В сборник 1993 года издания попала даже небольшая мистическая повесть «Заяц моего деда», вовсе уж не сказка, а скорее нечто среднее между мемуарной байкой и ужастиком, каковые батюшка Дюма умел сочинять не хуже прежних, да и нынешних тоже англосаксов, почитающихся в этом занятии, так сказать, впередсмотрящими.

Другие сборники – тома из вновь издающегося собрания сочинений Дюма, украшенного многочисленными иллюстрациями современных писателю художников, среди которых работы таких классиков, как Гюстав Доре или Берталь. Вообще говоря, это иллюстрированное собрание сочинений, помимо прочего замечательно еще и тем, что дает возможность представить, какими книги или газетные публикации величайшего беллетриста видели его первые читатели. А это не только для историка культуры, но и для всякого настоящего читателя дорогого стоит.

d-05 (1)

Том под заманчивым заголовком «Сказки Арамиса» к герою мушкетерской трилогии, конечно, никакого отношения не имеет, кроме завлекательного авторского предисловия – очевидно рекламного характера, в котором Дюма сообщает, что собранные здесь сказки бывший мушкетер записал на досуге для детей госпожи де Лонгвиль. Среди текстов, приписанных аббату д’ Эрбле, мы найдем сказки Андерсена и братьев Гримм, сказки самого Дюма и сказки народные, а в качестве приложения «Историю Щелкунчика». Так же, лишь без упоминания героя «Трех мушкетеров», составлен и том под названием «Кобольды старого замка», из текстов которого сильнее прочих впечатляет именно большая заглавная история про средневековых немецких рыцарей, привидения, жадных буржуа, а в конечном счете про преступление и наказание, как это и бывает в любой сказке – хоть народной, хоть авторской.

Так чьи же сказки лучше - спросят меня въедливые читатели, - кого же читать-то: Андерсена, Гофмана, Гримм или все-таки Дюма?

Да всех читать! И сравнивать. И радоваться тому, что одну и ту же историю нам рассказали такие разные и такие талантливые писатели. А перевели такие замечательные мастера, у которых каждый писатель говорит своим языком, хотя во всех случаях теперь уже это язык русский.

d-04 (1)


Подобно тому, как голоса людей отличаются по тембру (поэтому мы их запоминаем и узнаем), голоса писателей отличаются по интонации. И если переводчику удалось поймать эту непохожесть, читатели уже никогда не предъявят претензии к сочинителю даже сотой версии «Белоснежки» или «Русалочки», ведь именно интонация, а не сюжет или мотив, определяет писателя, а значит и порождает литературу. Даже в случае мастеров приключений, ужастиков, фантастики и прочей популярной беллетристики, то есть в широком смысле слова – сказочников, рассказчиков. А Дюма-пер, как мы уже не раз говорили, был великим рассказчиком, может быть, даже самым великим в мировой литературе.

И он прекрасно эту свою гениальность осознавал, и он далеко не всегда работал в соавторстве, как о том не устают говорить его недоброжелатели. Во всяком случае, сказки-то уж он точно обрабатывал сам. Равно как сам писал истории своих путешествий и сочинял воспоминания.

Ими и завершим эту беседу.

Мемуаристом батюшка Дюма был столь же отменным, как и романистом. И воспоминаний он написал великое множество, выпуская их отдельными книгами или вкрапливая в другие сочинения. Или – еще того головоломнее! – вкрапливая другие сочинения в собственные мемуары. Именно так построен «роман» «Капитан Памфил». В этой очаровательной книжке баек никакого романа нет. Есть ряд приключенческих новелл про нового Мюнхгаузена, не в немецком, однако, духе, а скорее в англосаксонском, вот как если бы бравого барона героем своего романа сделал, например, Майн Рид, а перевел бы этот роман на французский Дюма. И вот эти новые приключения неунывающего барона фрагментами перемежают трагикомическую мемуарную историю про богемных приятелей Александра Дюма и принадлежащих им животных. Капитан Памфил присутствует там потому, что якобы это его стараниями экзотические животные –канадский травоядный медведь или индийская мартышка - были доставлены во Францию и уже там попали в руки тех, о ком вспоминает автор.
Повествование откровенно пародийное, веселое и в то же время трагическое, поскольку в конечном-то счете всё и все преходящи в этом лучшем из миров, ведь других-то мы не видели.

d-06 (1)


Непосредственно животным, а также друзьям-охотникам и самому себе посвящены мемуары под названием «История моих животных», думается, написанные не без желания дать свой ответ Теофилю Готье, о книжечке которого «Мои животные» я вам когда-то рассказывал.

d-03 (2)

В отличие от «Капитана Памфила» внимание автора сосредоточено не на мартышках, - главными героями «Истории…» выступают, помимо самого Александра Дюма и его забавного слуги Мишеля, собаки. Преимущественно охотничьи. Особенно шотландский пойнтер по кличке Причард – великий охотник, безнадежный ворюга и страдалец, от главы к главе последовательно утрачивавший заднюю ногу, глаз и еще некоторые другие части тела, но не устававший ни охотиться, ни воровать, ни драться.

Пересказывать байки, приключавшиеся с псом Причардом или котом Мисуфом – пустое дело. Хотя бы только потому, что их уже рассказал батюшка Дюма, а соревноваться с ним – безнадежное занятие. Посему я умолкаю, пообещав, однако, к творчеству замечательнейшего из Сан Санычей (отца писателя тоже завали Александром) возвращаться еще не раз, а вас же, друзья мои, призвав к личному знакомству с книгами величайшего на свете рассказчика незабываемых историй.