Главная - Статьи

Сказки и не сказки Юлии Кузнецовой про маленьких вредин, отчаянных бабушек и первую работу

  • Кузнецова, Юлия Никитична. Сказки про вредин / ил. В. Кирдий. – СПб.: Речь, 2014. – 40 с., цв. ил.
  • Кузнецова, Юлия Никитична. : повесть / ил. А. Спешиловой. – М.: КомпасГид, 2018. – 169 с., цв. ил.
  • Кузнецова, Юлия Никитична. Дом П: повесть / ил. О. Громовой. – М.: КомпасГид, 2016. – 192 с., ил.
  • Кузнецова, Юлия Никитична. Первая работа: повесть / ил. Е. Двоскиной. – М.: КомпасГид, 2017. – 256 с., ил.
  • Кузнецова, Юлия Никитична. Первая работа. Испания: повесть / ил. Е. Двоскиной. – М.: КомпасГид, 2017. – 264 с., ил.
  • Кузнецова, Юлия Никитична. Первая работа. Возвращение: повесть / ил. Е. Двоскиной. – М.: КомпасГид, 2017. – 352 с., ил.

    Дорогие друзья!


k-01Мы вновь обращаемся к творчеству Юлии Кузнецовой, писательницы талантливой и хорошо нам знакомой по двум отличным книжкам для детей, подростков и взрослых – «Выдуманный жучок» и «Где папа?». Возвращаемся мы с вами к разговору о книгах Юлии Кузнецовой и потому, что пишет она много и разнообразно, и потому еще, что писательница посетит наш город в самом начале октября, в связи с чем мы, конечно, должны более широко представлять ее творчество.

Сегодня поговорим о четырех ее книжках – для малышей, для младшеклассников и для старших подростков. Сразу скажу, да вы уже и знаете об этом из моих предыдущих рассказов, что истории для подростков – это истинная визитная карточка Юлии Кузнецовой. Тем интереснее, какими же получаются у нее истории для маленьких читателей.

Книжка «Сказки про вредин» - богато и очень красиво иллюстрированный художницей Викторией Кирдий альбом, содержащий 11 маленьких историй про малышей, которые вредничают, и про их мам, которые должны как-то с этим справляться. В принципе, о фабулах этих басенок больше говорить нечего, да и не нужно. Дело там не в фабулах, не в самих историях и даже не в характерах вредин и тех, кто с ними справляется. Дело в тех словах-поступках, что находят (должны находить!) старшие, если они любят младших, пусть даже и вредничающих.

Из сказанного понятно, что книжечку эту с интересом выслушают малыши, но перечитать на ночь попросят другую – «Золушку», к примеру, или «Красную Шапочку», а вот взрослым не вредно будет именно перечитать на ночь книжку Кузнецовой, ведь завтра-то угомонившийся вредина опять начнет все сначала.

k-05

Почему несколькими строчками выше я назвал сказки Юлии Кузнецовой про вредин басенками? Потому, что писательница использовала в них именно басенный прием и обрядила малышей в костюмы ежиков, зайчиков, барсучков и других зверьков – примерно так, как делали это авторы старых добрых советских мультиков: очень наглядно, психологически и педагогически убедительно.

Так что завершу повторением: это - симпатичная книжка для чтения маленьким врединам вслух и, если угодно, для проработки про себя для тех, кому маленьких вредин приходится воспитывать.

Другая книжка, о которой мы поговорим, называется «Каникулы в Риге». Она обращена более всего к младшеклассникам и представляет собой чистой воды травелог – то есть историю путешествия. Отличие «Каникул в Риге» от классических травелогов в том, что рассказ об увиденном ведется девочкой лет 10-11. Рассказ девочки, конечно, на самом-то деле рассказан ее мамой (а герои книжки – реальная семья писательницы Кузнецовой), но вот увидена Рига глазами ребенка. Тут-то именно и проявляется художество, то бишь писательское мастерство, создающее особый эффект двойного взгляда: и на столицу Латвии, и на самих путешественников – а это, пожалуй, самое главное из того, что есть в книжке, кстати говоря, замечательно проиллюстрированной художницей Анной Спешиловой.

Рассказано же там о многом – и о латышах, и о латышских приморских домиках, и оk-03 старых рижских домах, и о зоопарке, и о музеях, в том числе шоколадном, и о том, что человеческая благожелательность никуда не делась даже в наше диковатое время, и еще о многом другом – интересном, полезном и нескучном, что все вместе в одной деткой книжке бывает далеко не часто. А у Юлии Кузнецовой получилось именно так. И это замечательно!

Третья книжка нашего обзора «Дом П» - юмористическая, но вряд ли веселая. Это такой особенный юмор, немножечко печальный. Ребятишкам там, конечно, есть над чем посмеяться: как же, бабушки из дома престарелых валяют дурака похлеще, чем мы на переменках. А вот взрослым будет о чем задуматься. Это ведь, в общем, история самой рядовой семьи, где папа и мама зарабатывают деньги, а бабушка делает все остальное: варит, жарит, печет, кормит, встречает двух девочек – одну из школы, другую из сада, воспитывает, починяет все на свете вплоть до унитазов – своих и соседских, да еще и успевает, надев перчатки, побоксировать с грушей, которую прячет за шторой.

Почти что такие бабушки встречаются в жизни часто-часто, разве что боксом не занимаются. Вы посмотрите повнимательнее на своих, а я вам скажу по секрету, что и у меня когда-то была именно такая бабушка. А знаете, как она охарактеризовала бы приключения кузнецовской бабушки? Она назвала бы их ничувидницей – было у нее такое словечко и много других, ей же самой и смастеренных. Назвать-то назвала бы, но и сама придумывала ничувидницы не меньше трех раз в день. Такие вот они, наши расчудесные бабушки, вечная им память!..

Вероятно, именно потому, что бабушка – истинный двигатель семьи, мама ничего толком делать не умеет, даже рогалики не спалить не может, а трусоватый папа, бабушкин обожаемый сын, в сущности, человек неплохой, но очень уж нерешительный, встретив однажды школьного приятеля в спортзале, вдруг проявляет характер и… сдает бабушку ему на поруки – потому что приятель этот ныне врач и директор дома престарелых.

k-04

Старушке было обидно и больно, но она справилась, мало того, превратила дом престарелых в дом отдыха с аттракционами, а семья… Не буду выдавать всех секретов бабушки и книжки, но не могу же умолчать о том, что семья, потихоньку, по одному, потянувшись к истинному главе, можно сказать, в полном составе перебралась в бабушкину палату.

Чем вся эта длинная басня кончилась, рассказывать не буду, потому что и так понятно. А басней окрестил я и эту книжку Юлии Кузнецовой потому, что и она сделана по басенным лекалам: бабушки играют в девочек, и у них получается лучше, чем у девочек. В общем, маскарад.

И, кстати, элементы настоящего маскарада в «Доме П» тоже встречаются. Где? Отыщите сами, а я расскажу вам теперь о самых лучших, на мой вкус, книжках в этом обзоре – трилогии для подростков «Первая работа».

Это, по сути, роман, повествующий о том, как девочке 15-ти лет из не слишком хорошо обеспеченной семьи, не хватающей звезд с неба в учебе, за исключением литературы и иностранных языков, неожиданно предоставляется возможность поехать на летние курсы в Испанию. О. как это здорово! Как Маше этого хочется… Но у семьи недостает денег – все накопленные необходимо потратить на пластиковые окна.

Однако выход существует – Маша может заработать уроками испанского, которому богатая дама желает научить свою дочку детсадовского возраста. Ни в какой садик Данка, конечно, не ходит – о ней неотлучно заботится няня, она же уборщица, кормилица, воспитательница и в полном смысле домоправительница. А дом – элитный, в подъезде дежурят два охранника, лестничная клетка мало в чем уступает парадному холлу Эрмитажа…

Впрочем, это все ладно бы, но сами работодатели – ой-ёй, не говоря уже об ученице. Такой маленькой вредины, такой характерной особы не то, что Маша – мы с вами не встречали. А 15-летняя героиня – ну, помилуйте, какой из нее учитель, когда у самой в школе сплошные проблемы!..

 

k-02

И вот, вся эта книжка, в сущности, рассказывает не столько даже о том, как Маша учит, сколько о том, как она сама учится учить, находить подходы к Данке, которую больше всего поначалу ей хочется отшлепать. Однако, способности и память у малышки идеальные, а смирение и настойчивость юной учительницы, отсылающие нас, читателей, к героиням старой английской литературы, в частности к «Джейн Эйр» Шарлотты Бронте, приносят свои плоды: Данка полюбила свою юную учительницу.

Да, Маша как бы не было ей трудно, побеждает – и сопротивление материала, и обстоятельства, и, главное, саму себя. А Юлия Кузнецова дарит нам героиню нашего времени – образ и новый, и вечный, еще одно достойное звено в цепи «романов воспитания».

В муках заработав деньги на поездку в Испанию, девушка едет в Барселону учиться разговорному языку. Сюжет второй книги трилогии, получившейся лишь чуть слабее стартовой книжки, незатейлив – накладывающиеся друг на друга противостояния героини: спутнице, сыну хозяйки дома, где Маше предстоит жить три недели, обстоятельствам, а главное – самой себе, не умеющей легко раскрепощаться и ответственной порой сверх необходимости.

Но, друзья, ведь по большому-то счету – ответственность это скорее достоинство!..

К числу достоинств второй книги цикла, несомненно, относится ее поэтичность, просыпающаяся в героине и от встреч с хорошими людьми, и от успехов в овладении испанским языком, и от «двух синих глаз Барселоны – неба и моря», и от возможности хотя бы несколько часов прожить так, как девочке хочется – есть холодный суп под платаном, слушая голос нового ее друга - города и размышляя о красоте бытия.

Маше удается почти все – выручить из беды загулявшую спутницу, найти друзей среди учащихся и учителей, узнать некоторые тайны преподавательской работы, покорить, не стараясь специально, нескольких парней и приобрести друзей, нуждающихся в ее советах и помощи, а главное – увидеть новый прекрасный мир и понять, что она в нем может жить, любить и работать не хуже, чем в мире привычном, а может быть, и лучше.

В целом продолжение, разумеется, достойное, однако, в сравнении с реалистической первой книгой, слегка отдает фантастикой, точнее, выдает желаемое за действительное. Слишком уж свободна подростковая жизнь там, где нас нет. И слишком уж легко и красиво все получается у героини – прямо как в сказке. Хотя Барселона – конечно, настоящая сказка, в сравнении с тем, что Маша видела до сих пор. Но даже и волшебной сказке содержанием является не волшебство, а преодоление.

k-06

Третья часть трилогии возвращает героиню домой, к серьезным школьным и семейным проблемам, нелегкому труду, редким радостям и частым огорчениям. Сложности растут как снежный ком: травма юной ученицы, ухудшение ее памяти и концентрации внимания, ревнивая неприязнь ее няни и холодный расчет деловой матери; ненужные Маше, да просто несвоевременные – как-никак на носу ЕГЭ! – жениховства и метания друзей, рождение братишки, и вследствие этого неадекватное поведение отца, тетки и даже мамы, чувство заброшенности, несбыточные мечты о возвращении в Барселону…
Впрочем, мы уже знаем, что Маша умеет любить и жертвовать многим во имя любви. Любовью она и победит. Может быть, лишь чуть легче, чем героини классической литературы. Но ведь адресат кузнецовской трилогии – подросток, скорее всего, девочка-подросток. Писательница понимает необходимость дать своему читателю надежду.

А если бы она писала не для детей, для юношества и взрослого читателя? Я порой ловил себя на мысли, что в «Первой работе» рамки подростковой литературы Юлии Кузнецовой тесноваты, что она серьезная, умелая и глубокая романистка. Может быть, когда-нибудь она даст себе волю и напишет большую «взрослую» книгу?

А будет ли продолжение у «Первой работы»? Трудно сказать, хотя некоторые моменты, незавершенные линии и открытый, в общем, финал позволяют это предположить, но открытый финал и в целом присущ русскому роману, да, пожалуй, и более интересен, поскольку оставляет читателю пространство для размышлений. Так что, хочется верить - серьезный писатель не станет превращать очень удачный роман о взрослении в телесериал.

А роман действительно хорош. Я бы без колебаний поставил его на одну полку с классическими книгами взросления Луизы Олкотт, Люси Монтгомери, Анники Тор.