написать письмо на главную

Версия для слабовидящих


Главная
Электронный каталог
Новости
О библиотеке
Услуги
Ресурсы
Муниципальные детские библиотеки Новосибирской области
Наши конкурсы
Методические материалы
Портреты писателей
Рассказы о книгах
МАКСИМКА предлагает
Фотогалереи
Гостевая книга
Полезные ссылки

Поиск по сайту
 

Чаромора, Кабачок и пёс Барклай - наилучшее лекарство от зевоты

Яснов, Михаил. Лекарство от зевоты: стихи / ил. А. Шурица. - М.: Дет. лит., 1979. - 24 с., цв. ил.
Кружков, Григорий. Нос Картошкой: сказки о кладах, ковбоях, поросятах в Стране Рутабага / ил. С. Острова. - М.: Дрофа, 2006. - 96 с., цв. ил.
Первик, Айно. Чаромора: повесть-сказка / пер. с эст. В. Рубер; ил. Г. Юдина. - М.: Дет. лит., 1988. - 112 с., цв. ил.
Кравченко, Ася. Здравствуй, лошадь!: повесть в рассказах / ил. А. Кудревич. - М.: ОГИ, 2008. - 196 с., ил.

Добрый день, друзья мои!

Сегодня мы вновь встречаемся заочно - я по-прежнему нахожусь в командировке и потому знакомлю вас с несколькими новыми и старыми, но интересными книжками в небольшом письме. Оно действительно будет небольшим как потому, что на подробное послание сейчас у меня просто нет времени, так и потому, что представляемые сегодня издания, на мой взгляд, не требуют долгих разбирательств. Да ведь и у вас сейчас очень напряжённая пора - конец учебного года.

Итак, сегодня я коротко расскажу вам о двух старых и двух новых книжках, из которых три написаны очень известными писателями, а четвёртая - молодым автором. Начну со стихов. Это маленькая, всего в 24 странички, обращённая к детям дошкольного возраста, но, без каких-либо сомнений, интересная любому читателю от 5 до 95 и замечательно разрисованная нашим земляком Александром Шурицем, книжка - "Лекарство от зевоты" - написана известным питерским поэтом Михаилом Давидовичем Ясновым давным-давно, ещё когда люди моего поколения были молодыми, а ваши родители - такими, как вы сейчас.

Михаил Яснов родился в Ленинграде, меньше чем через год после окончания Великой Отечественной войны, а печататься начал в 15-летнем возрасте. В те времена это было очень редким явлением, но в случае Яснова вполне заслуженным. Он действительно талантливый поэт и очень талантливый переводчик французских и английских поэтов и прозаиков. А кроме того, он превосходный критик и автор и ведущий разнообразных радиопередач для детей.

"Лекарство от скуки" - самая первая детская книжка Михаила Яснова, потом выходили, я думаю, Михаил Давидович Яснов известные вам "Щёчка, щёчка - два мешочка", "Носомот с бегерогом", "В гостях у Свинозавра", "Щенячья азбука" и многие другие. Каждая из них хороша, любое стихотворение Яснова узнаваемо, то есть ни на кого другого не похоже, но в то же время и вписано в традицию классической советской поэзии для детей, положенную Корнеем Чуковским, Самуилом Маршаком и Даниилом Хармсом; каждое стихотворение поражает выдумкой, новыми, до сих пор неизвестными, весёлыми, живыми словами.

А всё это потому, я думаю, что М.Д. Яснов, несмотря на солидный уже дедушкин возраст, до сих пор  остаётся мальчишкой. Ну, такой у него характер и такой у него дар. Возможно даже, что именно этот дар у него первичный, главный, а литературный талант его лишь подкрепляет. Да и как, в самом-то деле, к такому весёлому, непоседливому, обаятельному бородатому мальчишке, как, подумайте сами, не слетались бы, подобно осам на варенье, все девять легкокрылых камен?.. Это было бы чудовищной несправедливостью!

Сегодня русскую детскую поэзию без филигранных стихотворений Яснова, без выдуманных им или подслушанных у маленьких детей, потом обыгранных в стихах и вошедших в язык слов представить просто невозможно. У него учились и продолжают учиться молодые поэты, а мы, читатели, с нетерпением ждём его новых книг. Знаете, друзья мои, я думаю, что если бы даже за всю свою жизнь Михаил Яснов сочинил бы только какое-нибудь одно стихотворение, например "Чучело-мяучело", он всё равно навсегда бы вошёл в непременный круг чтения каждого из нас. А ведь этот поэт написал десятки, сотни чудесных стихов и огромное число переводов, благодаря которым зарубежные поэты стали понятными и близкими нам собеседниками.

Ну, вот хотя бы примеры, чтоб не быть голословным, из книжки "Лекарство от зевоты":

Чучело-мяучело
На трубе сидело.
Чучело-мяучело
Песенку запело.
Чучело-мяучело
С пастью красной-красной, -
Всех оно замучило
Песенкой ужасной...

Или:

Удод, удод, удодина,
Удодливый удод,
В твоём гнезде удодовом
Удобно ли, удод?..

Или:

Был цыплёнок весел,
Потому что весил,
Нагулявшись по дворам,
Ровно двадцать грамм...

Посмотрите, как в этих стихах сочетаются словесная эквилибристика, рифмующая буквально всё со всем, и общедоступность традиционного русского стиха для детей, где всё сразу же понятно и врезается в память с первого прочтения. В книжке же, о которой мы говорим, этому пониманию и запоминанию помогают ещё и прекрасные цветные иллюстрации Александра Шурица, умеющего работать в разной стилистике, а здесь представившего классический вариант книжной иллюстрации - такой, какой необходим и естествен для книжки, обращённой к самым маленьким, то есть развивающий, одновременно весёлый и даже чуть бесшабашный, но в то же время совершенно реалистический.

Честно говоря, я не знаю, переиздавалась ли эта книжечка с 1979 года, скорее всего, нет. И если так, то очень жаль. На мой взгляд, это подлинный издательский шедевр, который надо бы перепечатывать ежегодно, чтобы каждый ребёнок каждого нового поколения с первого же шага в мир литературы открывал настоящие чудеса. Тогда и проблем с приобщением ребёнка к чтению, вероятней всего, не было бы!

То же можно сказать и об иллюстрациях замечательного книжного художника Светозара Острова, выполненных им к сборнику сказок, а точнее пересказок крупнейшего современного переводчика англоязычной поэзии Григорий Кружкова "Нос Картошкой". Мы с вами в наших беседах уже не раз восхищались его работами, вспомним хотя бы картинки к лирическим сказкам Сергея Козлова. Изумительны иллюстрации Острова и к этой книжке, особенно к первой её части, "Барклай, Потрясатель Копья", написанной Г. Кружковым по мотивам повести американского писателя Уильяма Стейга "Доминик".

Сама по себе эта повесть, наверное, самая интересная в сборнике. Сделана она так, как в советское время осуществлялись многие переводы на русский язык зарубежных книжек, то есть не переведена, а пересказана, с большими сокращениями оригинального текста, перестановками глав, отсечением всего того, что переводчику как бы мешает создать собственный авторский текст по мотивам. Ну, примерно так, как поступал Корней Чуковский, сочиняя, скажем, своего Айболита, или так, как сочинил Алексей Толстой своего Буратино по мотивам сказки Карло Коллоди "Приключения Пиноккио", или так, как сделали первые переводчики книжки Сельмы Лагерлёф "Чудесное путешествие Нильса с дикими гусями". Конечно, при таком подходе о переводе говорить невозможно, зато маленькие читатели получили книжки такого уровня, которого появившиеся впоследствии "правильные" переводы далеко не достигли. Плюс, конечно же, литературный дар Чуковского и Толстого, не будем о том забывать. А что такое большой литературный дар, легко можно понять, сравнив два перевода всеми любимой сказки Феликса Зальтена "Бемби" - старый, осуществлённый Юрием Нагибиным, и новый, выполненный Владимиром Летучим, кстати, хорошим поэтом и замечательным переводчиком немецкой поэзии, но, видимо, всё же не большим прозаиком. Так вот, "Бемби" Нагибина не просто интонационно богаче, но это - дышащая книга, текст, передающий тёплую знобкость настоящего леса, его светлую печаль и тайную радость, а "Бемби" Летучего - добротное, правильное переводное повествование, которое для меня, если бы я познакомился со сказкой Зальтена именно в этом переводе, пожалуй, открытием на всю жизнь не стало бы.

Стали ли для меня открытием "Сказки о кладах, ковбоях, поросятах в Стране Рутабага", как были открытием изумительные переводы Григория Кружкова лимериков Эдварда Лира или его отменные переложения на русский язык классической английской поэзии? Увы, нет. Почему? На мой взгляд, детская книжка не может быть столь тщательной, совестливо отработанной, академической по принципу, Григорий Михайлович Кружков каковы поэтические переводы Кружкова. Для меня такая книжка без бесшабашности, без сумасшедшинки, без небывальщины не по задумке, а потому, что в голове зигзагом молния сверкнула или руку неожиданно повело, слишком суха, а потому и скучновата. В этом плане лучше прочих вещей мне показалась менее лиричная и более, что ли, приключенческая первая повесть про пса Барклая, где всех и зигзагов-то, пожалуй, одна только усмешливая отсылка к Шекспиру, который в реальности, как известно, то ли был, то ли этот самый Шекспир - не что иное, как выдумка резвящихся английских аристократов-театралов. Я говорю о прозвище героя - Потрясатель Копья. Дело в том, что имя "Шекспир" означает "Потрясающий Копьём". А больше ничего, хоть как-то связующего Барклая с Шекспиром или с каким-либо из его творений, я, сколько ни старался, обнаружить не смог. Может, mea culpa - моя вина, а может, так и задумано, хотя - зачем?

А сама по себе история про пса-путешественника, написанная когда-то американским писателем и художником Уильямом Стейгом, кстати, автором "Шрека", это история про то, как добродушный и любознательный пёс однажды заколотил свой домишко и отправился на поиски приключений. Последние, откровенно говоря, больше всего напоминают похождения Пиноккио-Буратино, особенно в части встреч героя с лохматыми разбойниками. Есть, правда, в повести, одна линия, как-то резко отличающая её от прочих американских книжек. Барклай нашёл было сундук с сокровищами и почувствовал себя богатым, но потом ему надоело таскать этот груз на себе, да и все доброхоты-помощники, что встретились ему на пути, как-то подозрительно скоро, по-русски так, а не по-американски, уставали и отказывались от солидного вознаграждения, чтоб вместо богатства бегать себе налегке по зелёной травке. Так ли оно у Стейга - не знаю, но если так, то, может, именно поэтому Григорий Михайлович Кружков и взялся за пересказ этой повести.

Другие вещи сборника - вольные переводы сказок американского поэта Карла Сэндберга, такие своего рода сюжетные стихи в прозе, чуть более американские по духу, какой нам привычен, нежели первая вещь, но - как стихи, или как проза поэта - оставляющие ощущение незавершённости.

Впрочем, эта книжка Г. Кружкова критикам и специалистам, вероятно, понравилась больше, чем мне, поскольку на одной из Московских книжных ярмарок была признана книгой года в номинации "Вместе с книгой мы растём".

И перед тем, как перейти от прозы поэтов к прозе прозаиков, несколько слов о Григории Михайловиче Кружкове. Он родился в 1945 году, по образованию физик, занимался боксом, профессиональный поэт, переводчик, филолог, автор трудов о русско-английских литературных связях, о классической русской и английской поэзии. Г. Кружков перевёл, и перевёл замечательно, множество стихотворений множества британских и американских поэтов - от старших и младших современников Шекспира до Киплинга и Фроста. Всем или почти всем вам, уверен, известна песня из кинофильма "Жестокий романс" "За цыганской звездой", написанная Андреем Петровым на стихи Редьярда Киплинга в переводе Григория Кружкова.
 
Михаил Давидович Яснов и Григорий Михайлович Кружков 

Михаил Давидович Яснов, с книжки которого "Лекарство от скуки" мы начинали сегодняшнюю беседу, и Григорий Михайлович Кружков дружат между собой много лет. Я надеюсь, что теперь эти большие поэты нашего времени станут и вашими друзьями. Ну а я, может быть, со временем представлю вам и другие их детские книжки.

А сейчас - немного о прозе. Сначала о старой сказке эстонской писательницы Айно Первик "Чаромора", не утратившей своего очарования и сегодня. Чаромора - балтийская книжка, напоённая дыханием северного моря и грозового неба, книжка о суровых скалах и болотах, об одиноком островке, где живёт добрая колдунья Эммелина, сама себя прозвавшая Чароморой. Она то ли женщина, то ли кикимора, непредсказуемая, взбалмошная, большая любительница поболеть и саму себя пожалеть, при этом очень добрая, старающаяся помочь всем, кто нуждается в её заботе и лечении - людям из соседнего города, чайкам, морю, когда оно болеет. Да-да, море тоже болеет, да и как тут не заболеть, если на мелководье возле Чаромориного островка затонул и выплеснул в воду тонны топлива танкер!..

Чаромора в совершенстве знает лечебные и ядовитые свойства всех на свете трав и грибов, Чаромора легко лечит не только саму себя с помощью шиповникового отвара, но и море - с помощью собственноручно смастерённых грабелек для снятия с поверхности воды ядовитых пятен нефти. Чаромора без труда исцеляет от косолапия влюбившегося в неё старого морского волка Трумма, пятнадцать раз терпевшего кораблекрушение, но выживавшего несмотря ни на что. Чаромора летает на поиски целебных трав и в другие дали на стареньком, латаном-перелатаном воздушном шаре. Чаромора...

Айно ПервикСтоп! Зачем пересказывать книгу, когда вы можете сами её прочитать? Скажу только самое главное: страшненькая с виду и смешная Чаромора умеет любить, любить по-настоящему, что означает: заботясь о ближних, забывать о себе. В этой книге вы познакомитесь с личностью героической, с её друзьями - людьми, такими же немножко недотёпистыми, чуть похожими на капитана Врунгеля, но, несомненно, тоже героическими, то есть умеющими любить, забывая о собственных заботах. А ещё из этой книжки вы узнаете о красоте сурового севера, о целебных тайнах прибалтийской флоры, о полезных и вредных растениях, причём познакомитесь со всем этим богатством не только посредством чтения, но и с помощью изучения многочисленных весёлых и серьёзных рисунков, выполненных художником Георгием Юдиным.

Когда-то все мы - русские и эстонцы, грузины и армяне, украинцы и белорусы - жили в одной стране, и  книжки писателей СССР, на каком бы языке они не были написаны, считались нашей общей литературой. По старой памяти и сегодня я включил в обзор русской детской литературы сказку замечательной эстонской писательницы, поныне здравствующей и продолжающей сочинять новые истории. К сожалению, до нас, не владеющих эстонским, они не доходят, но когда-нибудь, я уверен, дойдут. И значит, впереди нас непременно ждут новые встречи с творчеством Айно Первик и новые читательские радости. Ну а пока прочитайте "Чаромору". Эта книжка, чуть похожая на вещи Астрид Линдгрен и Памелы Треверс, но и глубоко оригинальная, достойна того, чтобы её читали и перечитывали ребята разных поколений.

И в заключение - о новой книге, о повести в рассказах психолога и переводчика Аси Кравченко "Здравствуй, лошадь!". Это сказочная и в то же время не совсем сказочная история о дружбе лошади по кличке Кабачок и девочки по имени Соня. Они однажды встретились в конюшне и мгновенно друг в друга влюбились. С тех пор Соня ездила на Кабачке, а Кабачок в отсутствии Сони, по всей видимости, от скуки, устраивал разные шалости. Ну, например, как-то раз забрался на крышу конюшни, чтоб доказать соседским котятам, детям кошки Машки - Поперечному и Полосатому - что не такой уж это и подвиг гулять по крышам. Правда, самостоятельно слезть обратно Кабачок уже не смог, пришлось вызывать Соню, а Соне - вызывать папу. А в другой раз Соня с Кабачком поехали в музей, а из музея пошли гулять по городу и заблудились (Соня - потому что ещё маленькая, а Кабачок - потому что лошадь и так далеко ни разу не гулял). Во время блужданий по Москве они встретились с памятником Юрию Долгорукому и его лошади, поговорили с ними, примерно как герой пушкинской поэмы "Медный всадник" с памятником Петру Великому, а потом опять вызвали Сониного папу, и он отконвоировал их на конюшню.

Ну, всех приключений Сони и Кабачка, а также кошки Машки, котят Полосатого Ася Кравченко и Поперечного, а также соседей Кабачка по конюшне лошадей Халвы, Ривьеры и Руслана, а ещё конюшенного пса Мэла и конюхов, пересказать невозможно, да и не нужно пересказывать. Достаточно только вспомнить, как Соня с Кабачком среди лета зажигали на болоте бенгальские огни, или... Вот, опять проговорился, вы уж простите, я не нарочно, просто мне книжка очень понравилась. И как она написана - в жанре юмористической притчи, то есть назидательной истории без прямых назиданий, и как она нарисована - в три цвета: чёрный, серый и оранжевый (оранжевый - всегда Кабачок), и как она издана - такой почти квадратный ярко-зелёный альбом, в ширину чуть больший, чем в высоту, и как она напечатана - крупно, разборчиво, не жалея полей и с большими пробелами между строк.

Честно говоря, несмотря на то, что я уже немало новых книжек отечественных авторов рекомендовал вам, самому-то мне по-настоящему понравились немногие. "Здравствуй, лошадь!" Аси Кравченко - одна из этих немногих, и потому я советую вам её прочитать, совершенно не кривя душой.

На этом я прощаюсь с вами до следующих встреч или - писем, если моя командировка затянется. Будьте здоровы, побольше читайте. И успешного вам завершения учебного года!

 

Новосибирская областная детская библиотека им. А.М. Горького, 2007-2017

Яндекс.Метрика