написать письмо на главную

Версия для слабовидящих


Главная
Электронный каталог
Новости
О библиотеке
Услуги
Ресурсы
Книжные новинки
Рекомендуем, советуем, предлагаем
Фестиваль детской книги
Наши конкурсы
Методические материалы
Муниципальные детские библиотеки Новосибирской области
Портреты писателей
Рассказы о книгах
Фотогалереи
Полезные ссылки
Пожарная безопасность детям
Гостевая книга

Поиск по сайту
 

А. Д. Шуриц. КНИЖНАЯ ГРАФИКА (глава из книги «Ангел в тумане»)

 

Почти в первую неделю моего пребывания в Новосибирске, в Центральном Доме книги, я обнаружил книжки Западно-Сибирского книжного издательства. Я пошёл по адресу и нашёл его в так называемом Доме Ленина. В то время это историческое здание в стиле странной смеси конструктивизма и позднейшего сталинского ампира вмещало две организации: ТЮЗ и книжное издательство. Так на много лет боковой служебный вход в Дом Ленина стал для меня дорогой жизни. Художественный редактор – Виталий Минко, опытный профессионал в работе с художниками, некоторое время проверял мои возможности в цветной графике и потом я начал работу над тоненькой книжечкой, на 16 страниц – «Багаж», Самуила Маршака. История про даму, которая сдавала багаж. Через три месяца книжка была нарисована, каким-то чудом, как творческая заявка, была вставлена в план издательства и в конце 1970 года она появилась на прилавке книжного магазина. Это было потрясающе. Это был рекордный темп. Хотелось стоять у прилавка и всем говорить: «Это я нарисовал!» Потом, с возрастом и опытом, этот щенячий восторг прошёл, но мне всегда было приятно увидеть новую книжку на прилавке.

И тут мне хотелось бы высказать большую благодарность Виталию Минко и Алисе Тобух, его жене и также редактору – именно они помогли мне выживать в трудные времена. Они предоставили мне возможность честно зарабатывать деньги, рисуя картинки для книг. Двадцать пять лет я профессионально занимался книжной графикой. Я рисовал цветные детские книжки, иллюстрации к античной классике, оформлял приключенческую литературу. Я рисовал обложки и рисуночки к поэтическим сборникам, иллюстрации к тяжёлой и скучноватой сибирской прозе.

Рисовать приходилось всё: королей и принцесс, зверей, от обычной собачки до самых экзотических, зверей одетых и в естественном облике, познавательные картинки про метро, космос, огонь и воду, про самолёты и комбайны, про бандитов и милиционеров. Я рисовал Одиссея и Ахилла, Афродиту и Пенелопу, Урфина Джюса и Элли, Бармалея и Айболита.

Одной из первых книжек, как творческая заявка, стал цветной «Бармалей» Чуковского. Лёгкие для запоминания, с массой возможностей для иллюстратора, эти стихи как-то легко рисовались, и я помню то удовольствие, которое я получал от работы. Конечно, сейчас я бы по-другому изобразил Бармалея. В то время эти иллюстрации я делал в несколько тяжеловесной манере, но что было, то было. Спустя несколько месяцев после выхода книжки, я с удивлением обнаружил в московском журнале «Детская литература» статейку с репродукцией из моего «Бармалея». В статье писалось о моих страшных картинках, о том, что бедные дети не заснут после прочтения этого «Бармалея». Знали бы редакторы, какие страшилки ждут детишек через пару десяток лет.



Несколько лет я рисовал детские книги для московского издательства «Детская литература». Моё проникновение в это самое элитное издательство советских времён произошло с подачи Э. Гороховского, и через него, меня вывел на редактора Анну Сапрыгину очень известный московский концептуалист и книжный график Виктор Пивоваров. Это было совершенно неожиданно для меня – телефонный звонок из Москвы с предложением приехать и взять в работу книгу стихов для детей молодого ленинградского поэта Михаила Яснова. В те времена слетать в Москву за свой счёт, чтобы показать в издательстве карандашный макет или готовые оригиналы, было вполне по карману, так что довольно регулярно я появлялся на улице 1905 года, рядом с метро «Дзержинская» и памятником первопечатнику Фёдорову, где в довольно мрачном здании располагалась «Детская литература». Работа с художниками в столичном издательстве была построена на полном доверии, авторы делали иллюстрации автономно, без лишнего контроля редакторов, да и работали в издательстве ассы советской графики. Книжку М. Яснова «Лекарство от зевоты» я рисовал акварелью, в графической манере, придерживаясь некоторого ориентира на графику немецкого художника Клауса Энзиката. Книгу напечатали на отличной бумаге, всё же это Москва. Яснову моё оформление понравилось, мы начали переписку, естественно письмами. Этот почтовый марафон продолжался много лет, пока не появился компьютер и электронная почта.



С Аней Сапрыгиной я сделал ещё несколько книг, в том числе перевод со шведского книги Розы Лагеркранц «Утешить Пейтера». Шёл 1982 год, надо было рисовать шведских детей, их одежду, куски городской среды, детали быта. Естественно о поездке в Швецию для сбора материала не могло быть и речи. Интернета не было. Я поступил просто – взял книгу про Англию, которую как-то прислал Антон Банток, мой друг из Бристоля, и превратил Англию в Швецию. Детали быта нашёл в журнале «Англия», который иногда удавалось купить. Рассказы о шведских школьниках видимо получились хорошо в моих иллюстрациях. Всё прошло гладко.



К сожалению, мне так и не удалось нарисовать большую книгу сказок Андерсена или издать «Алису» Кэрролла, в переплёте, на хорошей белой бумаге. Но в те времена тотального дефицита белая офсетная бумага № 1 планировалась для партийных изданий и очень редко перепадала в провинциальное издательство, тем более для детей. Но несколько раз я делал большие станковые листы иллюстраций для выставок. Так были нарисованы листы к «Фаусту» Гёте. Потом семь больших листов к «Детям капитана Гранта», и немного «Альтиста Данилова» В. Орлова. И конечно, «Алиса». Работа над изданием книжек, в те времена, имела специфические проблемы.

К примеру, прихожу я в издательство и подаю творческую заявку на оформление сказки Г. Х. Андерсена, предположим, «Дюймовочку». Редактор долго смотрит на меня грустным взглядом опытного издателя и задаёт простенький вопрос: «Какой сейчас год?» Я говорю: «Семьдесят девятый». Редактор спрашивает: «А что будет в следующем году?» Я говорю: «Восьмидесятый». И тут же с ужасом вспоминаю, что это юбилейный год Ленина. «Ну вот, – говорит редактор, – ты же понимаешь, что в такой год мы не можем издавать какую-то «Дюймовочку» Вот если бы мы знали, что это была любимая сказка Ильича или Надежды Константиновны, тогда мы эту «Дюймовочку» могли бы поставить в план, а так, извини». Следующий год мог оказаться годом очередного съезда КПСС, и тогда всю страну ставили в соответствующую позу, и опять было не до Андерсена.

И всё же, сделано было много, сотни иллюстраций и закончилось всё в 1992 году. Когда рухнул СССР, рухнули все государственные издательства при новой экономике. Постепенно исчезли заказы, изменилась технология печати, Компьютер ликвидировал целый класс художников-шрифтовиков. И настал день, когда книжная графика для издательства полностью ушла из моей жизни, точнее она осталась в прошлой жизни.

В 1995 году на пороге моей мастерской появился итальянский инженер и коллекционер Марио Романини. Кроме живописи, Марио интересовался книжной графикой советского периода. Так, практически все мои цветные иллюстрации, постепенно и методично были вывезены в Италию. К сожалению, в Новосибирской картинной галерее моя книжная графика совершенно не интересовала ни искусствоведов, ни заведующую отделом советской графики. В результате, в её коллекции нет ни одного моего графического листа. Позже, иногда возникало желание и идеи сделать серию станковых листов к «Божественной комедии» Данте, или оформить «Охоту на Снарка» Кэрролла. Но дальше карандашных эскизов дело не шло, видимо графика, тем более книжная, действительно ушла в прошлое.

 

 

Новосибирская областная детская библиотека им. А.М. Горького, 2007-2018

Яндекс.Метрика