написать письмо на главную

Версия для слабовидящих


Главная
Электронный каталог
Новости
О библиотеке
Услуги
Ресурсы
Муниципальные детские библиотеки Новосибирской области
Наши конкурсы
Методические материалы
Портреты писателей
Рассказы о книгах
МАКСИМКА предлагает
Фотогалереи
Гостевая книга
Полезные ссылки

Поиск по сайту
 

О профессоре Толкине, его мире и книгах, их переводе на русский язык, а также о нас с вами, читателях и почитателях «Властелина Колец»

Речь у нас пойдет преимущественно о хоббитах… Примерно так начинает свою великую историю Толкин. У нас же речь пойдет не столько о Толкине и его книге, сколько о ее переводах на русский язык, изданиях в советской и постсоветской России и нашем читательском восприятии «Хоббита» и «Властелина Колец» тридцать лет назад и теперь, после многочасовых экранизаций Питера Джексона и появления первого несокращенного комментированного издания толкиновской саги в переводе В. Каррика и М. Каменкович.
 
Профессор Оксфордского университета, поэт, лингвист и филолог Джон Роналд Руэл Толкин (1892 – 1973) начал набрасывать очертания выдуманной предыстории, или лучше сказать, праистории человечества, вероятнее всего, в первой половине 20-х годов, после окончания Первой мировой войны, в которой ему пришлось принять непосредственное участие. Записывать свои видения и размышления о том, с чего все начиналось (то есть, по сути, дополнять первые ветхозаветные книги), Толкин начал, перешагнув за собственное тридцатилетие и обустроившись в Оксфорде, где подружился с некоторыми коллегами, склонными, как и он сам, к сочинительству. Среди этих коллег был, между прочим, и Клайв Стейплз Льюис, впоследствии написавший превосходные философско-религиозные книги, в том числе и цикл сказочных повестей «Хроники Нарнии».
 
Это занятие так увлекло молодого профессора, много сил отдававшего переводу старинных европейских поэм на современный английский, изучению и комментированию «темных» текстов «темных» времен и собственно преподавательской работе, что постепенно стало главным смыслом и делом его жизни.
 
В середине 30-х годов Толкин пишет для своих детей сказочную повесть, основанную отчасти на западноевропейских сказках и эпических сказаниях, отчасти на собственных набросках праистории человечества, и в 1937 году издает ее. Книжка раскупается, получает доброжелательные отклики читателей и, разумеется, неприязненные отзывы критиков, поскольку именно профессиональные критики где бы то ни было: в Англии, России или Тимбукту - не любят вносить изменения в известные им правила игры, а потому любые новшества в искусстве воспринимают обычно в штыки.
 
 
 
 
Сказка эта, сделавшая своему сочинителю литературное имя, называлась «Хоббит». Она была похожа и непохожа на привычные для английского ребенка книжки, поскольку в ней, можно сказать, игнорировалась обыкновенная для старой деткой литературы назидательность, напрочь отсутствовала слащавость, почти взрослая серьезность и порой даже мрачноватость изложения сочеталась с искрометным юмором, а поэзия перемежалась с прозой подобно тому, как это происходило в средневековом эпосе, к детскому чтению никоим образом не относившемуся.
 
В общем, критиков можно было понять, как можно понять и критиков пушкинской «Руслана и Людмилы», ничего вроде бы радикально не изменявшей в русской литературе, но перевернувшей всё.
 
Успех «Хоббита» принес Толкину известность и деньги, но ни в коей мере не заставил его переменить свою жизнь. В сущности, профессор был традиционалистом, а потому, с настороженностью, а то и с неодобрением посматривая на происходящие в мире перемены – на все ускорявшуюся и усиливающуюся его механистичность, на революционные перевороты в соседних странах и тому подобные реалии ХХ века, сам Толкин продолжал прежнюю жизнь преподавателя, ученого и сочинителя в старой доброй патриархальной Англии.
 
Век, увы, к патриархальности не располагал, и углубленная работа над созданием нового эпоса – для Англии, любимой Англии, у которой, в отличие от Скандинавии или Греции, было всё, кроме собственного эпоса, - была жестоко прервана разразившейся новой мировой войной.
 
 
 
 
Потому центральная, художественная часть толкиновского эпоса – трилогия «Властелин Колец» - была завершена автором только к середине 50-х. Именно этой книге предстояло обессмертить имя создателя и, если не породить новый литературный жанр, то, во всяком случае, задать его образец, до сих пор непревзойденный никем. Я говорю о жанре «фэнтези», столь любимом читателями последнего тридцатилетия, о жанре, в котором написаны и «Хроники Амбера» Желязны, и «Песнь льда и огня» Мартина, и «Гарри Поттер» Роулинг, и многие-многие другие истории, в той или иной степени опирающиеся, или, наоборот, отталкивающиеся от «Властелина Колец».
 
 
 
 
Сказочная популярность «Властелина…» в Европе и особенно в Америке, огромные гонорары и все прочее, что связано на Западе с успешным литературным проектом, ни на йоту не изменила самого Толкина. Он продолжал жить в том же ритме, что и прежде, работал, старел рядом с любимой женой до самой ее смерти в 1970 году. Пережил писатель свою Лутиэнь не надолго, оставив гору рукописей, до сих пор разбираемую его сыном Кристофером, время от времени издающим отредактированные им фрагменты рукописей отца. Из этих фрагментов, помимо переводов, филологических и лингвистических статей и писем, составлены такие книги о том, что предшествовало эпохе, отображенной во «Властелине Колец», как «Сильмариллион», «Неоконченные сказания Нуменора и Средиземья», «Дети Хурина», «Повесть про Берена и Лутиэнь» и др. Сегодня почти все они изданы и на русском языке, как изданы и письма Толкина , и ряд его научных и переводческих трудов.
 
 
 
 
Но это сегодня, а культ Толкина на Западе начался примерно семь десятилетий назад. Как же знакомились с его книгами русскоязычные читали?
 
Вообще говоря, советские идеологи жанр «фэнтези» недолюбливали, а поскольку имели право, как говаривал Салтыков-Щедрин, «тащить и не пущать», то и не пущали его к нашему неиспорченному «их нравами» читателю. Нет, прорывы, конечно, случались. Так, например, в шестидесятые «проскочила» сатирическая фэнтези Стругацких «Понедельник начинается в субботу», а в семидесятые вышли на русском языке ироничный «Заповедник гоблинов» Саймака и тот же «Хоббит» Толкина в, несомненно, лучшем и по сегодняшней день переводе Н. Рахмановой. Но все это были именно случайные прорывы по недосмотру чиновников от литературы.
 
 
 
Лед еще не тронулся, но уже начал кое-где трескаться в начале 80-х, когда, урезанный цензурой почти наполовину, увидел свет отечественных палестин первый том «Властелина…» в переводе Муравьева и Кистяковского. Разумеется, ничего не произошло, а широкий читатель, пожалуй, мало что понял, хотя даже в таком виде книжка не могла не понравиться тем, кто ее прочитал. За шесть последовавших за сим лет глухого молчания, однако, ожидания сильно укрепились, а число поклонников Толкина возросло. Поэтому выход в издательстве «Радуга» в 1988 году полного (или почти полного, но уже не из-за цензурных требований, а по чисто творческим причинам) перевода «Хранителей» (так озаглавили первый том трилогии Муравьев и Кистяковский, в оригинале называющийся «Содружеством Кольца») произвел, наконец, должный эффект в нашем окололитературном мире. Тем сильнее советский любитель фэнтези стал ожидать продолжения. Через год оно и последовало – вышла вторая часть, называвшаяся опять-таки не «Две башни» (как в оригинале), а «Две твердыни».
 
Третьей части «Властелина Колец» - названной переводчиком «Возвращенье государя» (вместо «Возвращения короля») пришлось ждать еще два года. Но многие не дождались, потому что в ленинградском (еще ленинградском, но уже почти и не советском) издательстве «Северо-Запад», специализировавшемся как раз на издании переводного фэнтези, вышел сразу же окрещенный читателями «кирпичом» полный (или, скажем, с небольшими сокращениями) перевод «Властелина Колец» в исполнении Н. Григорьевой и В. Грушецкого, в отличие от муравьевского, сильно славянизированного («Там русский дух, там Русью пахнет…»), сохранявший английский облик. Издание это давно стало библиографической редкостью, поскольку было достаточно полным, однотомным (приложения добавлялись отдельной брошюрой), да еще и содержащим немалое количество оригинальных иллюстраций в привычном для советского читателя варианте черно-белой постраничной графики. Через год-другой этот перевод был доработан и издан в едином оформлении, но уже без иллюстраций, в коробке, в мягких обложках вместе с «Хоббитом». Доработка, однако, широкого читателя вряд ли интересовала, а вот отсутствие твердых переплетов и иллюстраций сильно уменьшило популярность этого издания.
 
Примерно в те же годы, тоже в мягких обложках, выходил перевод «Хоббита» и «Властелина Колец», осуществленный В.А.М. – под этими инициалами издавалась Валентина Маторина. Однако вряд ли ее перевод выдерживает сравнение с двумя предыдущими, как и перевод, а точнее пересказ Зинаиды Бобырь – вообще-то очень известной переводчицы зарубежной фантастики. Дело, вероятнее всего, в том, что Толкин в редакторах не нуждается, будучи сам и редактором и автором в одном лице. Да и время, когда советские переводчики, по крайней мере, в области детской литературы, не столько переводили, сколько пересказывали западные книжки «на наш правильный советский лад», уже заканчивалось.
 
Я вовсе не хочу сказать, что советские переводы детских книжек дурны. Ничего подобного, они, как правило, хороши, а в иных случаях и лучше оригиналов. Но не в случае Толкина.
 
Помимо названных существуют еще несколько изданных и неизданных переводов, но здесь я скажу только об одном – комментированном переводе «Хоббита» и «Властелина Колец», сделанном В. Карриком и М. Каменкович. По времени издания он пока последний, самый полный, не осовеченный и не славянизированный, то есть наиболее адекватный оригиналу. Впрочем, сказанное вовсе не означает, что он и самый лучший. На мой взгляд, являясь для почитателей Толкина, не владеющих в должной мере английским языком, необходимой книгой, перевод этот, в сравнении с переводами Муравьева – Кистяковского и Григорьевой – Грушецкого, в художественном плане послабее. Он тяжеловесен и скучноват, поскольку основной целью имеет передать полноту оригинала и комментарий к тем реалиям книги, которые широкому читателю фантастики непонятны.
 
Какие это реалии? Прежде всего, религиозные. Толкин был воцерковленным католиком, он выстраивал свою, исключительно монотоистическую мифологию дохристианского человечества именно с позиции приверженца католической церкви, как ни странно во многом сходящуюся с воззрениями православных мыслителей. Так, во всяком случае, обстоит дело, согласно пространным комментариями Каррика и Каменкович. Именно в этом плане труд переводчиков-комментаторов интересен прежде всего, но только читателю подготовленному, не торопящему узнать, чем же дело кончилось.
 
Далее, комментируются все географические названия и имена собственные, упоминающиеся в толкиновских книгах. Иначе говоря, вторая часть обширного дополнения к переводу – это лингвистический комментарий. Учитывая, что Толкин создавал не только праисторичский эпос, но и его языки (то есть языки всех народов – человеческой и других рас, населявших его мир), необходимость такого комментария назрела давно.
 
Сами переводчики, понимая, конечно, что их труд противоречив и не мог быть иным, поскольку приключенческий жанр (а фэнтези так или иначе – одно из его ответвлений) и наука о литературе – вещи не то, чтобы вовсе уж несовместные, но, во всяком случае, мало и редко встречающиеся, предлагают во вступительной статье читать книгу, не отвлекаясь на комментарий, а уж к нему обращаться после прочтения основного текста. Однако последовать их совету невозможно – количество ссылок слишком велико, и каждый раз хочется же узнать, кто, что и почему, ведь, как правило, обратившийся к этому переводу читатель уже знаком с предыдущими. А сегодняшний читатель видел и экранизации, то есть сюжет ему давно знаком.
 
Иначе говоря, если вы впервые открываете для себя творчество Толкина, с этого перевода начинать не надо, им следует, пожалуй, заканчивать перечитывания «Властелина Колец». Во всяком случае, пока не появилась новая академическая версия этой вечной книги. Она, я думаю, появится, потому что Толкин – ученый, поэт и писатель – ее заслуживает, ведь академическая версия – это выверенная работа не одного-двух человек, а института, или хотя бы группы специалистов, всю работу над переводом и комментарием книги проводящая самостоятельно с начала и до конца, не пользуясь в качестве подспорья неизданными переводами предшественников. А именно так в основном «Властелин Колец» у нас и переводится, и труд Каррика – Каменкович тут не исключение.
 
 
 
 
В том же, что «Властелин Колец» (как и «Хоббит», конечно) – вечная книга, ни у кого никаких сомнений давно нет. Без нее вряд ли получил бы такое мощное развитие жанр героического фэнтези, то есть, скорее всего, мы не узнали бы ни о принцах Амбера, ни о драконах Дейенерис, ни о волшебнике Геде, ни о Волкодаве, ни о Ведьмаке, ни о… Достаточно, впрочем, ведь самое главное – мы никогда не познакомились бы ни с Бильбо и Фродо, ни с Арагорном и Гэндальфом, не увидели бы Ривенделла и Лориэна, отчего были бы эстетически беднее и этически глуше, ведь тем-то и отличаются вечные книги от прочих, что помогают нам расти, возвышая нас над самими собой.
 
Может быть, этот рассказ покажется вам странным, поскольку в нем я вел разговор только вокруг толкиновских книг, а не о них самих. Но я поступил так намеренно, ведь литература о Толкине, как и о любом настоящем классике, неисчерпаема, и читатель может без труда отыскать ее в сети, в библиотеках и книжных магазинах. Я не хотел повторяться, ибо ничего, сверх того, что уже рассказано и пересказано исследователями, критиками и воодушевленными читателями, я не придумаю. Просто я, как и многие русскоязычные читатели, познакомившись с «Хоббитом» и «Властелином Колец» в далекие 80-е, искренне полюбил Толкина навсегда, стараюсь не пропускать новых изданий, и хочу, чтобы вы последовали моему примеру. Кроме того, если вы перечитаете мои обзоры современной детской литературы, то не раз встретите ссылки на этого автора, сравнения с ним и т. п., так что в отдельной рецензии на «Властелина Колец» или «Хоббита», полагаю, никакого смысла уже нет.
 
А есть он, вероятно, в небольшом библиографическом списке, которым я и закончу этот разговор. В списке приводятся первые или лучшие издания книг Дж.Р.Р. Толкина на русском языке, а также основные издания, посвященные самому Толкину и миру, созданному его культурой, воображением и литературным гением. К списку прилагаются изображения книжных обложек или суперобложек, дабы дать самое беглое впечатление о том, как они оформлены.
 
 
 
МИР СРЕДИЗЕМЬЯ (СРЕДЬЗЕМЕЛЬЯ)
 
Толкин Дж.Р.Р. Хоббит / Пер. с англ. Н. Рахмановой. Стихи в пер. И. Комаровой, Г. Усовой. Худож. М. Беломлинский. - Л.: Детская литература, 1976. - 254 с. (в 1989 году там же вышло 2-е, исправленное издание)
 
Толкин Дж.Р.Р. Лист работы Мелкина и другие волшебные сказки (в состав сборника вошел и «Хоббит») / пер. с англ. Н. Рахмановой; Ю. Нагибина, Е. Гиппиус; И. Тогоевой, С. Кошелева и др.; Ил. Г. Берштейна. – М.: Текст, 1991. – 304 с. – (Волшебный фонарь)
 
Толкин Дж.Р.Р. Хоббит, или Туда и обратно: Избранные произведения (в состав сборника, помимо «Хоббита», вошли сказки, стихотворения из Алой книги, избранные письма и доклад «Тайный порок») / пер. К. Королёва, В. Тихомирова, Ю. Соколова и др. – М.: Эксмо, 2002. – 608 с. - (Шедевры фантастики)
 
Также издавался в комментированном переводе В. Каррика и М. Каменкович
 
Толкин Дж.Р.Р. Хранители / Послесл., пер. с англ. А. Кистяковского и В. Муравьева. Стихи в пер. А. Кистяковского. Худож. Г. Калиновский. М.: Детская литература, 1982. - 336 с.
 
Толкин Дж.Р.Р. Хранители / Предисл., пер. с англ. А. Кистяковского и В. Муравьева. Худож. Э. Зарянский. - М.: Радуга, 1988. - 496 с.
 
Толкин Дж.Р.Р. Две твердыни / Предисл. Пер. с англ. В. Муравьева. Худож. Э. Зарянский. М.: Радуга, 1990. - 416 с.
 
Толкин Дж.Р.Р. Возвращенье государя / Предисл. Пер. с англ. В. Муравьева. Худож. Э. Зарянский. - М.: Радуга, 1992. — 352 с.
 
Толкин Дж.Р.Р. Властелин Колец: трилогия / пер. с англ. В. Муравьева, А. Кистяковского. – М.: Эксмо, 2003. – 992 с. – (Шедевры фантастики)
 
Толкин Дж.Р.Р. Властелин колец: трилогия с приложениями / предисл. и пер. с англ. Н. Григорьевой, В. Грушецкого. Стихи в переводе И. Гриншпуна. Худож. Д. Гордеев, А. Николаев. - Л.: Северо-Запад, 1991. - 1008 с. + Приложения: брошюра. – 106 с. - (Fantasy)
 
Толкин Дж.Р.Р. Властелин колец / пер. с англ. и комм.В. Каррика, М. Каменкович. – М.: АСТ, 2015. – 1696 с.
 
Толкин Дж.Р.Р. Сильмариллион / пер. с англ. Н. Эстель. – М.: Гиль Эстель, 1992. – 416 с.
 
Также издавался в переводе С. Лихачевой: М.: АСТ, 2015
 
Толкин Дж.Р.Р. Дети Хурина / ред. К Толкина: пер. с англ. С. Лихачевой; ил. А. Ли. – М.: АСТ, 2009. – 320 с., ил.
 
Толкин Дж. Р.Р.. Легенда о Сигурде и Гудрун / пер. с англ. С. Лихачёвой. - М.: АСТ, Астрель, 2011. — 416 с.
 
Толкин Дж.Р.Р. Неоконченные предания Нуменора и Средиземья / ред К. Толкина: пер. с англ. С. Лихачевой, О. Степашкиной и др. – М.: АСТ, 2017. – 670 с.
 
КНИГИ О ТОЛКИНЕ И ЕГО МИРЕ
 
Карпентер Х. Дж.Р.Р. Толкин: биография / пер. с англ. А. Хромовой.. – М: Эксмо, 2002.
 
Прашкевич Г., Соловьев С. Толкин. – М.: Молодая гвардия, 2015. – 432 с., ил. – (ЖЗЛ)
 
Уайт М. Толкиен: биография / пер. с англ А. Блейз. - М.: Эксмо, 2002. - 320 с., илл.
 
Колдекот С. Тайное пламя. Духовные взгляды Толкина / пер. С. Лихачевой. М.: Библейско-богословский институт св. апостола Андрея, 2008.
 
Шиппи Том А. Дорога в Средземелье / пер. с англ. М. Каменкович. - СПб.: Лимбус Пресс, 2003. 
 
Толкин Дж. Р. Р. Письма / пер. с англ. С. Лихачевой, под редакцией А. Хромовой и С. Таскаевой. - М.: Изд-во Эксмо, 2004. - 576 с. 
.
Королев К. Толкин и его мир: Энциклопедия. - М.: ООО «Издательство АСТ»; СПб.: Terra Fantastica, 2000. - 592 с., ил. 
 
Дэй Д. Миры Толкиена: Большая иллюстрированная энциклопедия / Пер. с англ. М. Виноградовой, С. Лихачевой, С. Таскаевой. - М.: Эгмонт Россия Лтд., 2003. - 288 с. 
Новосибирская областная детская библиотека им. А.М. Горького, 2007-2017

Яндекс.Метрика