написать письмо на главную

Версия для слабовидящих


Главная
Электронный каталог
Новости
О библиотеке
Услуги
Ресурсы
Муниципальные детские библиотеки Новосибирской области
Наши конкурсы
Методические материалы
Портреты писателей
Рассказы о книгах
МАКСИМКА предлагает
Фотогалереи
Гостевая книга
Полезные ссылки

Поиск по сайту
 

Александр Шуриц

 
 
[Автобиография]
 
Мои родители приехали на Дальний Восток строить Землю Обетованную, но в Советском варианте. Отец – первый пионервожатый, организатор пионерских лагерей, учитель физкультуры. Мама – банковский работник. В начале детства мы жили на втором этаже Госбанка, и я ходил играть с милиционерами, охранявшими банковские сейфы. Слова «дебит», «кредит», «азохен вей», пионерский костер и галстук были символами детства.
 
Биробиджан был маленький, чистый, деревянный город на Транссибирской магистрали, в 180 км от границы с Китаем. Детство прошло на фоне синих гор, быстрой горной реки Биры и смешанной речи взрослых на русском и идиш. Папа прекрасно готовил фаршированную щуку. Мама возвращалась с работы поздно – значит, было партсобрание.
 
В 13 лет я поступил на «худграф» (художественное отделение педучилища) и с тех пор стал учиться на художника. В 1962 впервые услышал сочетание слов: художественное конструирование, дизайн, Строгановское и Мухинское училище. Появилась мечта учиться в столицах. Поступал в Мухинку, не поступил, не хватило полбалла. На следующий год поступал в Строгановку и, о счастье, поступил!
 
Пять лет учебы в Строгановке были сплошным удовольствием. Я застал окончание оттепельных вольностей и начало андеграунда. Помню, с каким скрипом открывали выставку Фалька. В Манеже море свинцового соцреализма: гигантские полотна со знаменами, суровым стилем, натюрмортами. Любил ходить в Пушкинский музей – учился живописи у Сезанна. Американские дизайнеры Джордж Нельсон, Юджин Смит и Чарльз Имз были предметом подражания. Мечталось о карьере дизайнера.
 
Не имея Московской прописки, отбыл по распределению в Новосибирск. Выбирал место жизни по географической карте. Специальное художественно-конструкторское бюро с гордым названием «Дизайн-центр Сибири» располагалось в двухэтажном деревянном доме на Коммунистической улице. Советский вариант дизайна оказался бумажным, невостребованным, провинциальным. В 1975 году бюро было закрыто.
 
На третий день моего приезда в Новосибирск я появился на пороге Западно-Сибирского книжного издательства с предложением о сотрудничестве. Главным художественным редактором был В. Минко. Мое появление не было принято с восторгом. На издательство работала своя «обойма» художников: Гороховский, Аврутис, Калачев, Авдеев. Но попробовать дали. Первой книжкой стал цветной, тоненький, на плохой бумаге «Багаж» С. Маршака.
 
Темперной живописью я стал заниматься из любви к Боттичелли. В 1974 году принес на выставку Союза Художников «Воспоминания о 20 июля 1969 г.» – большую картину темпера на дереве с изображением американского астронавта на Луне, Христа, Марии Магдалины и нескольких девушек, поклонниц Иисуса, но в современных одеждах. Выставком единодушно и сурово отверг мое живописное творение. С тех пор путь в Союз был тернист и мучителен.
 


А. Шуриц. 1974. Воспоминания о 20 июля 1969 года. 84х102 
 
С 1975 года я перешел в разряд вольных художников, нигде не служил и кормился книжной графикой. Так жил весь московский авангард. Вступал я в Союз Художников как книжный график. Живопись показывать не разрешали.
 
Так уж сложилось, но я ни разу не работал на творческих дачах Союза Художников. Когда молодые художники за государственный счет резвились на «Челюскинской», «Сенеже» или в Паланге, я корпел над очередной книжкой для заработка или писал темперой «Красную дверь со встроенным роялем» или «Небесную войну», с которыми абсурдно было появляться на этих художественных тусовках. Может, это было и хорошо, что миновал я этот соблазн рисования картин на заданную тему, а может, это судьба.
 
Где-то в середине 1986 года я перешел на живопись маслом по холсту и несколько лет избавлялся от гиперреализма и сюрреалистической картины. Только в 1993-94 годах я, кажется, нашел технику и образы, которым следую в той или иной степени последние 6 лет.
 
А. Шуриц
 
2000 г.
 
Источник: Александр Шуриц : каталог / [А. Шуриц ; фот. Э. Керзон , А. Баулин , А. Грицюк ; дизайн Ш. Нагуманов ; пер. на англ. Л. Свиридова ; вступ. сл. В. Назанского]. – Новосибирск: ОФСЕТ, 2000. – 43 с. : цв. ил.
 

 
 
Авторская колонка А. Д. Шурица в газете «Континент Сибирь»
 
Александр Шуриц, художник [Электронный ресурс] : [подборка 2013-2017 гг.] // Континент Сибирь Onlain : [бизнес-портал]. – Режим доступа: http://www.ksonline.ru/author/aleksandr_shurits/ (10.09.2017).
 
 
А. Д. Шуриц на экране
 
Шуриц, А. Творческая встреча «Автор и Город» [Электронный ресурс] / Александр Шуриц // YouTube [сайт]. – Режим доступа: https://www.youtube.com/watch?v=EMakzd0bNgw (10.09.2017).
 
Александр Шуриц [Электронный ресурс] : [интервью в связи с открытием персон. выставки худож. «Ночной самолет» (ГЦИИ, Новосибирск (2013) ] / Телеканал НСК 49 // YouTube [сайт]. – Режим доступа: https://www.youtube.com/watch?v=EMakzd0bNgw (10.09.2017).
 

 
 
Из интервью А. Д. Шурица разных лет
 
Дайджест
 
О своей творческой лаборатории
 
«Ни дня без кисточки» – это свойство Вашего характера или волевая установка?
 
Когда красишь каждый день, не теряется ощущение профессионализма. Вообще картину пишут, но я предпочитаю говорить «красить». Я человек дневной, жаворонок, просыпаюсь рано, полон сил и готов петь песню. Не могу, как многие художники, засиживаться за работой далеко за полночь. Зато успеваю все делать днем – работаю быстро, быстро все продумываю. Красить больше четырех-пяти часов невозможно. Так что я делаю перерыв, отправляюсь погулять. Потом еще три часа крашу. Бывает, что какая-то картина не идет – нужно отставить ее в сторону, заняться другой. У меня всегда несколько картин в работе.
 
Пишу в основном по фотографиям или просто из головы. С натурщицами не работаю. Зачем? Я и так умею рисовать (улыбается).
 
На пленэры не хожу, с этюдниками на улицах не стою, я вообще этим не занимаюсь.
 
…Я никогда не заканчиваю картину вечером, всегда оставляю «задел» на следующий день. Пусть это всего один штрих, один мазок, но надо обязательно оставлять себе задание на следующий, новый день.
 
 
Как появляются темы, сюжеты, названия Ваших картин?
 
Абсолютно случайно. Это может быть мимолетная ассоциация с произнесенными кем-то словами или воспоминание о случайной встрече на улице. Иногда я читаю, и какое-то слово вызывает мгновенное озарение – две секунды, и все, картина готова в моем воображении. Остается только чисто техническая сторона дела. Так появилась одна из моих последних работ под названием «Автобусная остановка». Сюжет внешне простой, но откуда все это возникло? Я собирался начать работу, посвященную Мэрилин Монро. Обычно я довольно много читаю и изучаю материалы, если собираюсь показать реального человека. Когда я готовился к теме Мэрилин, я наткнулся на название пьесы ее мужа, писателя Артура Миллера «Автобусная остановка», которое понравилось мне настолько, что я решил его использовать. Так возник персонаж, который в процессе работы превратился в ангела, рядом с которым стоит женщина, не имеющая к Мэрилин уже никакого отношения. Она подняла руку и пытается остановить такси, рядом с ней стоит мужчина, который закурил сигарету. Все получилось очень красиво и загадочно.
 
Вы также часто обращаетесь к мифологическим сюжетам.
 
Да, иногда я обращаюсь к античным мифам, тогда все складывается по-другому: я выбираю сюжет, читаю и обдумываю его. В этой истории должно быть что-то такое, что интересно и необычно, что останавливает внимание. В конце концов, я же ориентируюсь на самый высокий уровень. Если, например, Джотто привлекал какой-то евангельский сюжет, то и сегодня надо держаться на хорошем уровне, равняться по верхней планке. Такая конкуренция бодрит и держит в тонусе, а там уже как получится.
 
Но стараться надо?
 
Слово «старание» не совсем подходит к работе художника. Но где-то надо и стараться, ведь живопись по своей природе близка к материальной реальности, к ремеслу. Мало фантазировать, Надо взять кисточку, краски и начать красить, и желательно делать это качественно.
 
Как Вы называете свой стиль?
 
Все искусство сейчас называется постмодерн. Он делится на абстрактное искусство и фигуративное, коим я и занимаюсь. Не берусь как-то особенно называть свой стиль.
…На моих картинах представлены конкретные предметы и человеческие фигуры. Есть у меня элементы сюрреализма.
Получаю удовольствие от того, что пишу человека, наверное, поэтому не занимаюсь абстрактной живописью…
 
Кого из художников Вы считаете своими учителями?
 
Боттичелли, Рембрандта, Вермеера, Пикассо, Шагала.
 
Сколько за свою творческую деятельность Вы написали картин?
 
Я не считал. Если в год приблизительно делаю 40 работ, а живописью занимаюсь около 30 лет, то, считайте, 1200 картин. Все они в разных уголках мира. В музеях, частных коллекциях, в церкви есть парочка.
 
Две Ваши работы находятся в англиканской церкви Святого Христофора в Бристоле (Великобритания).
 
Я написал картину «Золотой ангел». Ангелов я вообще пишу довольно часто, изучал эту тему, знаю, как они выглядят. (…) …Она была в моем выставочном каталоге. Я отправил его своему другу в Англию, он показал ее священнику, тот воскликнул: «Ее в нашу церковь!» Мне потом прислали фотографию, вижу: висят рядом мой ангел и крест. Говорю: «Вам еще Марии не хватает для сюжета о Благовещении». Договорились, что я напишу ее.
 
На образ Марии меня вдохновила одна девушка, которую я случайно встретил в троллейбусе. У нее было очень интересное лицо. Фотоаппарата у меня с собой в тот день не было, поэтому я запомнил лицо девушки, смотрел на нее все четыре остановки, что мы ехали вместе. Написал картину, теперь она тоже висит в церкви.
 
 
А. Шуриц. Золотой ангел. 2002. 120х100
 
А. Шуриц. Мария из Назарета.   2007. 120х100
 
А. Шуриц. Автобусная остановка. 2013. 110х120
 
 
 
О занятии книжной графикой
 
Одно из любимых занятий – чтение, я всегда испытывал потребность в чтении, и было совершенно логичным, что я стал иллюстрировать книги.
Анализируя художественную жизнь Новосибирска 1970-1980-х годов, отмечаешь жесткий прессинг мастеров ортодоксального реализма. Новое пробивалось с трудом. Что говорить о молодом художнике, который хотел в искусстве говорить на несколько ином художественном языке. Попытки показывать на выставках живописные произведения были обречены на неудачу.
 
Единственным способом зарабатывать на жизнь оставалась работа в издательстве. Я занимался книжной графикой. Каждый день садился и рисовал иллюстрации к сказкам. И я это делал не через силу, мне это приносило большое удовольствие, впрочем, как и сейчас.
Помню: я на полу раскладывал весь текст и все свои иллюстрации к нему, чтобы увидеть «новорожденную» (книгу – сост.) в целом, чтобы ее дыхание почувствовать…
 
Работа над какой детской книгой Вам особенно дорога?
 
 
 
Есть ли детская книга, которую Вы мечтали проиллюстрировать?
 
«Снежная королева» Х.-К. Андерсена и «Приключения Алисы» Л. Кэрролла.
 
 
Об отношении к жизни
 
В чем секрет Вашего спокойного и даже радостного отношения к жизни?
 
Секрета особого нет. По натуре я оптимист, по убеждениям – фаталист. Считаю, если что-то должно случиться – оно случится обязательно, и к этому надо относиться спокойно.
 
И в молодости так считали?
 
Всегда. Мне некогда предаваться пессимизму, потому что я каждый день работаю. Отдыхать не умею и не люблю, потому что тогда я не бываю в мастерской. А здесь – моя муза, которую надолго оставлять нельзя, иначе потом ничего не будет получаться. Стоит отлучиться на несколько дней – и нужно снова подтягивать себя до того уровня, который был достигнут. Важно каждый день хоть немножко «покрасить», как говорят художники, – и тогда жизнь удалась!
 
Что помогает Вам в трудных ситуациях?
 
Лучше всего, чтобы не дергаться и не суетится в жизни, помогают две моих теории. Первая – когда нет зарплаты, и ты зависишь от продаж – терпеливо жди на берегу потока, и деньги в свое время придут. Важно понять, что определенная масса денег, направленная на людей искусства, – величина постоянная, и нужно просто работать, пока ручеек не повернет в твою сторону, прорывать навстречу ему канал. А если в работе что-то идет не так, как задумал, – не зацикливайся на первоначальной идее, а иди в потоке, за своим подсознанием. Тогда все получится, как должно было получиться.
 
Ваш жизненный девиз – это…
 
Делай, что делаешь, и будь, что будет.
 
 
О чтении
 
Я очень люблю Бродского и считаю его главной фигурой в русской поэзии XX века. Возможно, он появится на одной из картин. Тем более что мне часто говорят, что мы похожи внешне и особенно – тембром голоса.
 
Читаю много, но не всегда то, чего от меня ожидают. Не люблю слишком серьезную литературу: не смог читать Стриндберга, не осилил «Улисса» Джойса. Видимо, просто по-другому устроено мышление – после двадцатой страницы я просто перестаю это воспринимать. Зато я очень люблю читать про путешествия. Иногда можно почитать что-то классическое. Люблю Чехова. Мне нравится Хемингуэй. Из фантастов предпочитаю Саймака, Артура Кларка и другую качественную космическую фантастику. Не боюсь признаться, мне нравиться кое-что из Устиновой, у Токаревой есть хорошие вещи.
[В детстве прочитан] весь Жюль Верн, Фенимор Купер, Майн Рид – все, что было в детской библиотеке.
 
 
О путешествиях
 
Я отрываюсь от работы только, когда уезжаю куда-нибудь путешествовать…
Меня с детства привлекают путешествия, природа, натуралистическая сторона жизни. Если бы я мог, я бы путешествовал и путешествовал, особенно в экзотические страны...
 
Какая Ваша поездка была самой интересной?
 
В Италию. Я не был стеснен какими-то обязательствами. Каждый день намечал город, где есть памятники искусства, садился в поезд и ехал – просто катался по Италии. Видел Геную, Флоренцию, Венецию, Мантую, куда Ромео бежал из Вероны… Видел могилу Джульетты… Это прекрасно, но надо бы было получить такую возможность раньше…
 
 
О преподавании
 
Вы занимаетесь преподаванием. Почему Вам важно уделять этому свое драгоценное время?
 
Не такое уж оно и драгоценное – это все байки. Когда кто-то из коллег говорит мне: «Я так занят, нет ни минуты» – я не верю. Точно знаю, что художник свободен и время у него всегда есть. Поэтому свое время раз в неделю я с удовольствие уделяю тому, чтобы пообщаться с детьми, которые учатся в художественной школе. Это не маленькие дети, а подростки. Думаю, на самом деле это общение дает мне даже больше, чем им. Это интересно.
 
 
Источники
 
Шуриц, А. Д. Анкета : (для сайта ОДБ им. А. М. Горького) / [Александр Давидович Шуриц. ]. – Новосибирск, 2017. – 3 с.
Шуриц, А. Блондинка для Шурица /[Александр Шуриц ; беседовала] Татьяна Коньякова // Вечерний Новосибирск. – 2008. – 22 окт. – С. 10. – То же [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://vn.ru/news-95085/ (10.09.2017).
Шуриц, А. Картина маслом /[Александр Шуриц ; беседовал] Александр Матвеев ; фот. [интервьюера] // Вечерний Новосибирск. – 20014 – 21 марта. – С. 3. – То же [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://vn.ru/news-106265/ (10.09.2017).
Шуриц, А. «Когда мы въезжали в Париж, от счастья я запел «Марсельезу» / [Александр Шуриц ; беседовала] Александра Лаврова // Новая Сибирь. – 1999. – 4 июня. – С. 9.
Александр Шуриц: Блондинки выглядят добрыми как дети и ангелы / [А. Д. Шуриц ; беседовала] Ирина Ульянина ; фот. Оксаны Мамлиной // Новая Сибирь. – 2010. – 7 мая. – С. 9.
Александр Шуриц: игры с вечностью [Электронный ресурс] / [А. Д. Шуриц ; беседовала] А. Огородникова // Континет Сибирь Online [сайт] – Режим доступа: http://www.ksonline.ru/stats/-/id/2437/ (10.09.2017).
Александр Шуриц: «Я знаю, как выглядят ангелы» / [А. Д. Шуриц ; беседовала] Анастасия Амельченко // Советская Сибирь. – 2013. – 7 сент. – С. 6. – То же [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.sovsibir.ru/news/134275 (10.09.2017).
Дмитриева, Н. С любовью к Бармалею / Наталья Дмитриева ; [фот. Сергея Пермина] // Вечерний Новосибирск. – 2006. – 22 апр. – С. 1, 6. – То же [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://vn.ru/news-76237/ (10.09.2017).
Секреты Александра Шурица / [Александр Шуриц] ; беседовала Елена Олейник // Молодость Сибири. – 2007. – 28 нояб. – 4 дек. – С. 10.
 
 
Новосибирская областная детская библиотека им. А.М. Горького, 2007-2017

Яндекс.Метрика