написать письмо на главную

Версия для слабовидящих


Главная
Электронный каталог
Новости
О библиотеке
Услуги
Ресурсы
Муниципальные детские библиотеки Новосибирской области
Наши конкурсы
Методические материалы
Портреты писателей
Рассказы о книгах
МАКСИМКА предлагает
Фотогалереи
Гостевая книга
Полезные ссылки

Поиск по сайту
 

О гангстерах и филантропах на Обских берегах, или Многоликий Новосибирск в сериале Игоря Маранина и Константина Осеева

Маранин, Игорь Юрьевич, Осеев, Константин Александрович. Новосибирск: Пять исчезнувших городов. Книга 1. Город-вестерн. - Новосибирск: Изд-во «Свиньин и сыновья», 2014. – 332 с., ил.

В новосибирском издательстве «Свиньин и сыновья» только что вышла ожидаемая поклонниками «Мифосибирска» Игоря Маранина первая книга из цикла «Новосибирск: Пять исчезнувших городов». Эти пять ликов Новосибирска, или пять городов, по мысли авторов – Игоря Маранина и Константина Осеева, – сменяли друг друга на берегу Оби на протяжении полутора столетий. А что значит: сменяли друг друга? Это значит – рождались, развивались и умирали (или погибали, как погиб вместе с гибелью Российской империи Ново-Николаевск, пра-Новосибирск, нулевой и первый город на том географическом пятне, где мы живем). Именно истории зарождения, рождения, развития и гибели этого первого лика, пра-Новосибирска, и посвящена книга, с которой я вас знакомлю. «Город-вестерн» значительно отличается от «Мифосибирска» - очаровательного сборника исторических анекдотов, которым начал Игорь Маранин свою эпопею малой родины.

В чем эти отличия? Лучше или хуже новая книга?

В одном из многочисленных интервью, опубликованных в сети, автор, отвечая на вопрос интервьюера, что такое «Город-вестерн» - продолжение «Мифосибирска» или самостоятельное произведение, сказал: «Попробую ответить аналогией: есть у Толкиена «Хоббит» - увлекательная детская сказка, есть «Властелин колец» - большое, масштабное, но вместе с тем тоже приключенческое произведение. Вот «Мифосибирск» - это «Хоббит», а «Пять исчезнувших городов» и «Город-вестерн» как первая книга цикла - это «Властелин колец»».
 
В общем, именно такое впечатление книга и производит: приключения. Так что, если читатель не ждет от встречи с «Городом-вестерном» академически серьезного разговора об истории Новосибирска, то разочарован он не будет. Впрочем, авторы, судя по цитировавшемуся интервью, такой, академической, задачи перед собой и не ставили.

А что ж, писали приключенческий документальный роман? Возможно, но, скорее, думаю, сочиняли развернутое эссе, этакий table-talk, раскованно рассуждая, еще более раскованно сравнивая, сопоставляя зачастую на чисто ассоциативном, а то и просто эмоциональном уровне явления, о которых прежде принято было говорить чересчур всерьез.

Хорошо это или плохо – судить не рецензенту и, вероятно, даже не читателю, а времени, которое будет к «Городу-вестерну» возвращаться или похоронит его в библиотечной пыли.

И я не буду судить, тем более – осуждать. Скажу здесь только о первых моих впечатлениях. Например, об эстетическом.

Оно самое благоприятное: «Город-вестерн» - качественно оформленная, красивая книга журнального формата, на западный манер – в яркой мягкой обложке, на хорошей бумаге, богато и разнообразно иллюстрированная цветными на вклейках, а постранично - черно-белыми, историческими и новыми, авторскими фотографиями, рисунками, схемами и картами (последние, кстати, и впрямь напоминают карты к «Властелину Колец» - как они представлены в первом «кирпиче», вышедшем в питерском «Северо-Западе» в самом начале 90-х).

Или - о впечатлении стилистическом. Читается книга очень легко – так, как и должна читаться литературно грамотная застольная беседа, сделанная продуманно, с должным мастерством и знанием предмета. Жаль только, что она не вовсе лишена грамматических ляпов, однако, в отличие от других современных изданий их немного, тем более, если учесть, что работал над немалым объемом текста только один редактор (он же – корректор). Для сравнения: в новом романе популярного беллетриста З. Прилепина «Обитель» (АСТ, 2014) орфографических и речевых ошибок несопоставимо больше, хотя выправить их обязаны были два редактора и аж четыре корректора (все они перечислены поименно в выходных данных книги).

Другой момент, несколько покоробивший меня, связан со стихотворными цитатами. Дело не в том, что стихи дурны, или что их слишком много – нет, дело в том, что, не говоря о печатном издании, даже просто в застольной беседе читать вперемешку Блока и самого себя – оно, господа, как-то нескромно. Даже при всем нашем нынешнем плюрализме. Мне могут возразить, что и у Толкиена, мол, немало стихов во «Властелине…» и «Хоббите», но – не ведь оксфордскому профессору и в голову не приходило перемежать собственные сочинения стихами, например, Шекспира или Байрона.

Последнее, что покоробило – шутка, так сказать, юмора по поводу первого городского туалета, пережившего и город-вестерн, и прочие, пришедшие ему на смену, растянутая на половину страницы. Тут бы редактору авторам подсказать насчет чувства меры…

Ну да всё это мелочи. Не мелочь, пожалуй, только невнятное, да и совсем уж не необходимое, не то послесловие, не то внутренняя рецензия  архитектора Поповского, написанное, в отличие от живой, внятной, интересной и легкой для чтения книги, на каком-то академическом канцелярите и зачем-то к ней приклеенное. Книги издательства Свиньина вообще богаты на разного рода предисловия и послесловия, в коих, как правило, никакой необходимости нет. И эта – не исключение. Впрочем, мало кто теперь читает послесловия, а такой якобы «научный пропуск», может быть, был необходим В.Ф. Свиньину из каких-то издательских соображений, нам неведомых.

И, наконец, о впечатлении содержательном. Вот оно самое благоприятное. Не думаю, что у Маранина и Осеева получился «Властелин Колец», или хотя бы «Братство Кольца» - и писательский уровень, и личностный масштаб очевидно не тот, зато настоящий table-talk получился несомненно. Причем в его самом трудном варианте – на одну тему. И к тому же вся разговорная вода пролилась точно на одну мельницу – на оригинальную идею, обозначенную в заголовке – «Город-вестерн». Всё работает на ее раскрытие: и само сравнение Новосибирска с Чикаго, и многочисленные тому доказательства, рассыпанные по трем сотням страниц документального романа – статистические, логические, портретно-биографические, да какие угодно. Так что общее впечатление от пестрого на первый взгляд собрания свободных впечатлений и горестных замет - как от книги цельной, глубоко продуманной и, главное, самодостаточной. Иначе говоря – законченной, невзирая на то, что она, по сути, является лишь стартовой в сериале. Кроме того, если читать «Город-вестерн» от начала до конца внимательно и неторопливо, постепенно проявляется и главное ее достоинство – энициклопедичность, хотя, как и должно быть в table-talk’е, эпизоды различны по напряжению и как бы даже рассчитаны на неодинаковость читательского восприятия, в зависимости от возраста и уровня (я бы сказал – мастерства) читающего. Так, мне, например, интереснее прочего показались главы о нахаловке – потому, конечно же, что и сам я первые годы своей жизни провел на берегу Каменки, в той самой нахаловке.

В заключение еще об одном, очень важном достоинстве издания, рассказывающего обо всем и обо всех Одлин из соавторов, Игорь Юрьевич Маранин представляет новую книгу – от героев города-вестерна: людей, зданий и мостов до его антигероев: преступных казаков и профессиональных разбойников, крыс, тараканов и клопов. Новосибирск дан не только в словах и рисунках, но и в цифрах. А еще в самом конце книги приложен откомментированный список улиц Ново-Николаевска, ныне носящих совсем другие имена. Это позволяет представить историю города не только со слов, но и увидеть ее воочию - в образах, а во время чтения мысленно (и не только мысленно) самостоятельно прогуляться, например, по Асинкритовской, позднее - Рабочей, а ныне - Чаплыгина, или по Вагановской, которая, оказывается, та самая Фрунзе, на которой теперь живет ваш рецензент, или по Алтайской, переназванной сперва по имени томского губернатора Н.Л. Гондатти, а после Октябрьского переворота – по имени питерского чекиста Урицкого. Портрет Гондатти, кстати, в книге помещен, а Урицкому места не дали. По заслугам, конечно, но, может, и стоило бы фотографию поместить – в назидание потомкам и с крепким комментарием.

Такая вот новая замечательная книга появилась на прилавках магазинов. Скоро, надеюсь, появится она и в библиотеках. Познакомьтесь с ней непременно, не пожалеете!
Новосибирская областная детская библиотека им. А.М. Горького, 2007-2017
http://www.remontnik.ru/ что такое капитальный и текущий ремонт.

Яндекс.Метрика