написать письмо на главную

Версия для слабовидящих


Главная
Электронный каталог
Новости
О библиотеке
Услуги
Ресурсы
Муниципальные детские библиотеки Новосибирской области
Наши конкурсы
Методические материалы
Портреты писателей
Рассказы о книгах
МАКСИМКА предлагает
Фотогалереи
Гостевая книга
Полезные ссылки

Поиск по сайту
 

Загадки мироздания

Азимов, Айзек. Загадки мироздания. Известные и неизвестные факты. - М.: Центрполиграф, 2007. - 430 с. ("Научно-популярная библиотека")

Здравствуйте, друзья мои!

Сегодня я расскажу вам только об одной книжке, зато очень и очень интересной. О книжке любимого всеми нами популяризатора науки и фантаста Айзека Азимова. Она вышла в «Научно-популярной библиотеке» московского издательства «Центрполиграф», называется «Загадки мироздания» и представляет собой не альтернативный учебник, не авторское учебное пособие, наконец, не книгу для чтения по какой-нибудь школьной дисциплине, более того - вообще не единый текст, а сборник научно-популярных статей, посвященных по большей части истории развития науки и техники в ХХ веке, написанных в разные годы второй половины этого века и объединенных автором в сборник по заказу издательства "Doubleday and Co", в котором некогда вышла первая авторская книжка Азимова-фантаста. Потому вполне естественно, что целый раздел "Загадок мироздания" посвящен этому жанру, прежде всего и принесшему Айзеку Азимову мировую славу.

Тем не менее основной объем книжки отдан все-таки не фантастике, пусть и научной, а науке как таковой. Автор так аттестует издание в предисловии: "Одни из этих статей - научные, другие - "размышления на тему", третьи - научно-фантастические; таковы три кита, на которых покоится мой мир" (С. 8). Несмотря на то, что научных "китов" вдвое больше, я на этот раз скажу несколько подробнее именно о научно-фантастической составляющей сборника по той причине, что важнейшие положения, а то и наиболее яркие формулировки, использованные в научных статьях, вне всяких сомнений в той или иной мере затем использовались Азимовым в научно-популярных книжках, а значит, так или иначе нами уже упоминались в предыдущих беседах. Об азимовской фантастике же нам говорить еще не приходилось. Однако прежде чем обратиться к ней, надобно хоть бегло сказать о вещах, которым посвящены научные разделы книги.

В них рассказывается об истории болезни, которая называется шизофренией; о феноменах человеческой памяти; об истории продвижения по планете различных групп человеческой крови; здесь же читатель найдет подробный, почти детективный рассказ о химической индивидуальности человека и забавный, занимательный рассказ о том, из чего мы состоим... Иными словами, вы прочитаете живые рассказы о ЖИВОМ. Они составляют в книжке первый раздел первой части, носящей название "О более или менее известном" (следует читать: известном науке на тот момент, когда ученый и писатель Айзек Азимов работал над книгой).

Второй раздел первой части называется "О неживом", но состоит, впрочем, из столь же живых рассказов, например, о водороде (я бы сказал даже, что это не рассказ, а скорее гимн горючему газу и человеческому уму, открывавшему по мере собственного развития свойства этого химического элемента и возможности его использования в практической деятельности). Или - о свойствах света, а заодно о лазере и мазере, а также о голографии. Или - о парниковом эффекте, или о чуде под названием "хлорофилл". Или о Луне и звездах, а заодно о квазарах, законе Хаббла, теории Большого взрыва и ее противнике Фреде Хойле, который известен не только как ученый, но и как писатель-фантаст.

Да-да, мы уже подбираемся к обещанному, но прежде - о второй части сборника, которая называется "О более или менее неизвестном". В первом ее разделе, "О другой жизни", Азимов толкует с читателем о почти фантастическом с позиции строгого ученого, например, размышляет о том, как мог бы выглядеть марсианин, если бы на Марсе была жизнь. Или о том, какой была бы летающая тарелка, если бы то, что газеты называют НЛО, существовало не только в журналистском воображении.
 
Второй раздел второй части книжки называется "О будущей жизни" и рассказывает, наконец, о вещах поистине фантастических. Например, о всемирной ярмарке 2014 года, где будут рекламироваться подземные дома с искусственно освещаемыми огородами, на которых станут трудиться роботы, чей уровень, к сожалению автора, еще оставляет желать лучшего. За год до вымышленной автором ярмарки таких роботов что-то еще не видать, оттого и вправе мы с вами охарактеризовать этот раздел фантастическим, а не научно-футурологическим. Потому что - ведь факт здесь налицо! - сколько бы ни опиралась футурология на сегодняшнюю науку, сколько бы ни пыталась пролонгировать ее прошлое в будущее, из этого, как правило, ни у кого ничего путного не выходит. И у великолепного Айзека Азимова, создавшего гениальную фантастическую сагу о роботах, что лучше людей, и о супермозге Мультиваке, но и проморгавшего при этом всемирную персональную компьютеризацию, осуществляемую нами, увы-увы, едва ли не только ради многочасовой бесцензурной болтовни в чатах, тоже. Однако и ошибки футурологов интересны сами по себе, в том случае если эти футурологи пишут так, как писал Азимов.

А писал Азимов прекрасно, особенно тогда, когда рассказывал о человеке - бесконечно хрупком и бесконечно сильном. Особый интерес во втором разделе второй части сборника, думается, представляет статья "Плата за жизнь", трактующая проблему увеличения срока человеческой жизни не только с научной, но и с философской и общественно-политической позиций. Мы - и Эйнштейны, и Платоны, и плотники - вымрем. Не можем не вымереть, ибо смертно все, в том числе и галактики, не говоря уж о звездных системах. Единственный реальный оптимистический вариант для нас - вымереть после того, как мы переродимся, превратимся в какой-то иной биологический вид, превосходящий нас и более соответствующий непрестанно меняющемуся мирозданию. Таково наше будущее. А - будущее Вселенной?

А будущее Вселенной, по Азимову, непременно будет связано с будущими нами. И с придуманным нами понятием "спом". Как, вы не знаете, что такое спом? В конце концов, когда мы обживем не столько планеты, сколько астероиды, утратим нынешний вес и вообще привычный облик homo sapiens, посетим на астероидах иные галактики, что займет колоссальное количество времени и потребует от нас грандиозных же изменений, «космос будет полон бесчисленным множеством видов разумных существ, происходящих от "космических" людей, считающих своим домом всю Вселенную (именно так и сложилось слово "спом", от английских слов "space" и "home" - "космос" и "дом"), - потомков жителей планеты, которая, возможно, к тому времени уже сама перестанет быть обитаемой» (С. 377).

Чем приведенный выше пассаж не космическая опера?.. А ведь он взят из футурологической, а не фантастической, то есть из как бы научной статьи. Так что же собственно фантастическая часть?

А в собственно фантастической части (точнее литературоведческо-фантастической), самой маленькой в сборнике, блистая эрудицией и играя парадоксами, Азимов доказывает то, что на самом-то деле доказывать вроде бы и не надо, но всем порядочным писателям-фантастам делать приходится, поскольку не одни лишь советские, а теперь российские критики и высоколобые филологи, но, как выясняется, и западные тоже, фантастику по ведомству литературы не числят. Вот "Трех мушкетеров" и Шерлока Холмса, пусть со скрежетом зубовным, но числят, а фантастику, хоть ты тресни, - нет. (Если, конечно, речь не идет о фантасмагориях Рабле, Гоголя, Гофмана, Мериме и Булгакова - этим господам отчего-то все можно, даже фантастику сочинять, о чем сами-то они, пожалуй, и не подозревали, а вот Азимов с Лемом или Ефремов с автором "Человека-амфибии" до литературы, по представлениям литературоведов, ну никак не дотягивают.) И доказывает она, эта завершающая часть сборника статей А. Азимова "Загадки мироздания", то, что научная фантастика есть отрасль именно литературы, а то, что в фантастике не литература - то халтура, а халтуру делают не писатели-фантасты, а халтурщики и бездари, которых пруд пруди и в других видах человеческой деятельности.
 
Самая сильная статья раздела - "Бегство в реальность". Именно так определяет Азимов суть научной фантастики. Скажете: парадокс? Да, для тех, кто бежит в литературу от реальности. Но в таком ли варианте бегства, в самом ли пресловутом бегстве функция искусства?

Давайте и завершим нашу сегодняшнюю беседу этим вопросом, над которым не грех всем нам лишний раз задуматься. А чтоб лучше думалось, приведу из азимовской статьи в защиту жанра еще несколько цитат. Право же, хороши! Да ведь и пригодятся нам не раз.

«Изо всех видов литературы научная фантастика - самый молодой. Это литературный ответ на проблемы исключительно наших дней.

Существует три типа литературы с выдуманным местом действия. В порядке возникновения можно перечислить их так: 1 - фэнтези, 2 - социальная сатира, 3 - научная фантастика.

Жанр фэнтези существует, наверное, столько же времени, сколько и сама речь...

Да, обстановка современных произведений жанра фэнтези не имеет никакого отношения к реальности (добавим для полной ясности - в отличие от древних мифов)... но фэнтези нового времени все же черпает свое вдохновение в прошлом...

Социальная сатира - жанр во всех отношениях более сложный, чем фэнтези. Если фэнтези - это народное творчество универсального типа, то социальная сатира - продукт мощного ума, не имеющего возможности выразиться иначе в обществе, не приемлющем критики.

Древнейшие формы социальной сатиры - это басни про зверей, вроде знаменитого творчества Эзопа.

Социальная сатира эволюционировала от анекдота до научного трактата. Самым известным примером последнего является "Утопия" сэра Томаса Мора... Томас Мор использовал свое вымышленное общество в качестве кнута, со всех сил ударив им по спине общества реального.

...Важно понимать, что авторов социальных сатир в первую очередь интересуют не выдуманные ими общества, как таковые. Главное, о чем думают авторы подобных произведений, - это о своем собственном обществе, а воображаемые миры рисуют только в назидательных целях, указывая собственному обществу, каким надо быть, а каким - не надо.

Что же тогда такое научная фантастика?

Как и фэнтези или социальная сатира, научная фантастика рисует читателю картины миров, в реальности не существующих. Однако, в отличие от миров фэнтези, обстоятельства, окружающие героев научно-фантастических произведений, все же имеют нечто общее с действительностью - они представляют собой более или менее вероятную экстраполяцию настоящих фактов и гипотез. А в отличие от социальной сатиры небывалые миры интересуют здесь писателя сами по себе, а не в целях назидания читателю.

Научную фантастику можно определить, таким образом, как литературный жанр, возникший в качестве закономерной реакции творческой части человечества на научно-технический прогресс.

Хорошая научная фантастика хорошо развлекает, но кроме этого она выполняет и еще одну задачу - она пытается заставить задуматься о будущем.

В основе научной фантастики лежит факт перемен в обществе. Фантастика принимает и обыгрывает эти Айзек Азимов перемены. Она примеряет на общество различные варианты перемен и пытается определить, к каким последствиям приведет тот или иной выбор. Затем в виде художественного произведения фантастика представляет свои выводы широкому читателю, которого надо успеть ознакомить со множеством возможных вариантов будущего, пока оно не наступило.

Странно считать бегством от реальности литературу, которая предостерегает читателя против опасностей атомных бомбардировок, перенаселения планеты, бактериологической войны и рассказывает ему о путешествиях на Луну и других похожих вещах за десятилетия до того, как ими заинтересуется весь остальной мир...

Нет, если научная фантастика и представляет собой бегство, то это не бегство от реальности, а бегство в реальность!

...Для меня они (писатели-фантасты) - это глаза человечества, впервые в истории обратившиеся в волнующий и опасный мир будущего» (С. 381 - 391).
Новосибирская областная детская библиотека им. А.М. Горького, 2007-2017

Яндекс.Метрика