написать письмо на главную

Версия для слабовидящих


Главная
Электронный каталог
Новости
О библиотеке
Услуги
Ресурсы
Муниципальные детские библиотеки Новосибирской области
Наши конкурсы
Методические материалы
Портреты писателей
Рассказы о книгах
МАКСИМКА предлагает
Фотогалереи
Гостевая книга
Полезные ссылки

Поиск по сайту
 

Об истории одного города и судьбе одной гимназии

Щукин, Михаил Николаевич. Белый фартук, белый бант. Судьба гимназии и гимназисток. – Новосибирск: ИД «Сибирская горница», 2013. – 152 с., цв. ил.

Известный писатель, автор многочисленных романов и главный редактор новосибирского издательства «Сибирская горница» Михаил Николаевич Щукин выпустил в своем издательстве необычную книгу «Белый фартук, белый бант». Необычная она по всем статьям. Сравнительно с иллюстративным материалом в ней небольшой объем текста, но тем не менее это книга именно для чтения. Полиграфический уровень, а равно и макет книги сделан по западным образцам, примерно так, как издает свои лучшие книжки московский «Белый город». Прекрасная бумага, сложная верстка, разнообразные и вполне удобочитаемые шрифты, богатое разнообразие иллюстративного материала: старые фотографии, рисунки, стилизованные под фотографию, раскрашенные фотографии, виньетки, цветная бумага в сочетании с белой… Словом, весьма необычное, в особенности для провинции, издание. И, что немаловажно, доступное по цене.
Можно себе представить, каких труда, мастерства, выдумки стоила работа над оригинал-макетом художнику и верстальщику книги. Например, одно только ретуширование старых фотографий… Меж тем – и это один из немногих минусов книжки – никто из сотрудников автора в выходных данных не упомянут.
Зато не забыта благодарность многочисленным спонсорам, кои поименованы в столбец и все вместе – библиотекари и чиновники - названы автором добрыми людьми. Наверное, и это правильно, однако ж не рифмуется с критическими инвективами последней главы книжки, отпущенными автором в сторону чиновников покрупнее – столичных руководителей образования, как живых и ныне, так и недавно почивших в политической бозе.
Это, как понимает читатель, второй упрек критика автору.
Третий и последний, далее пойдет сплошная хвала, потому что больше придраться не к чему: удивительно но факт – я не нашел в книжке не то что ошибок, но даже и опечаток!  Итак, третье и последнее замечание буквоеда. Причем не автору даже, а редактору, каковым, по всей вероятности и является в «Сибирской горнице» М.Н. Щукин М.Н. Щукину.
На странице 78, где автор цитирует воспоминания выпускницы той самой гимназии, которой посвящена книга, Зинаиды Матвеевны Сиряченко, изданные, кстати сказать, той же «Горницей» десятью годами ранее, сказано: «Помню, когда шел фильм «Марья Лусова», классные дамы проверяли перед каждым сеансом, нет ли среди зрителей наших учениц. Если обнаруживали, то снимали значок гимназии (с платья, надо полагать, или с головного убора, где гимназистки их носили. – Рец.)».
Тут  дважды – и в самих воспоминаниях, и, соответственно, в цитате из них – допущена ошибка в названии немой картины, увы, не сохранившейся до наших дней. Фильма эта 1915 года выпуска называлась «Марья Лусьева», как и роман Александра Валентиновича Амфитеатрова, который она переносила на экран. И роман, и кино были в те годы страшно популярны, примерно так же, как роман Арцыбашева «Санин». Они считались чуть ли не порнографическими, хотя на самом деле просто достаточно жестко и по тем временам откровенно критиковали разврат в высшем обществе, так сказать, великосветскую проституцию.
Естественно, что гимназистки старших классов не могли не посмотреть такую фильму всеми правдами и неправдами. Естественно, что, будучи пойманными на таких попытках классными инспектрисами, имели большие неприятности вплоть до исключения из гимназии.
Роман несколько лет назад переиздан, Михаилу же Николаевичу на глаза он, видимо, не попал, потому и бедная Марья стала Лусовой вместо Лусьевой. Остается пожелать исправить ошибку памяти З.М. Сиряченко в последующих переизданиях обеих книжек, ежели таковые состоятся.
Надеюсь, что состоятся. По крайней мере, переиздание рецензируемой книги, повторюсь, необычной и для ее автора, и для новосибирских изданий вообще.
Что же представляет собой все-таки самое главное в любой книге - текст? В сущности, это ненавязчивый, хорошо продуманный и легко изложенный комментарий к архивным документам, разобранным М. Щукиным и приведенным в некий нескучный и стройный ряд. Комментарий сдержанный, то есть почти лишенный публицистических отступлений, столь любимых русскими писателями-почвенниками всех эпох.
По содержанию это рассказ о Первой Ново-Николаевской женской гимназии, созданной и поддерживаемой неусыпными стараниями ее бессменной начальницы Павлы Алексеевны Смирновой, перемежающийся небольшими главками о жизни самого города. Хронология в рассказе практически не соблюдается, да она и не нужна, ибо вся история укладывается в 12 лет (1905 – 1917) с несколько размытым во временной дымке прологом и совсем кратким – в полтора года – эпилогом.
Сто с небольшим лет – для истории не так уж много вроде бы. Но то для истории, а для нас, с нашей-то историей, то вымарывающей со своих страниц все, что было до известного рубежа, то шаржирующей до полной неузнаваемости всё что сделано до другого известного рубежа, для нас – Ново-Николаевск конца 90-х годов XIX столетия – первого пятнадцатилетия века ХХ – terra incognita, а лучше сказать – почти гомеровский эпос.
К чести автора, надо признать, что с задачей прокомментировать не что-нибудь, а эпос, он справился: эпическое время стало ближе и понятней, оказалось, что «былинные» герои, столь непохожие на нас (фотографии, в изобилии приводимые на страницах книги, неоспоримо свидетельствуют: лица начала прошлого века выглядят благороднее, одухотвореннее сегодняшних, как-то чище, непорочнее, может быть, впрочем, и потому, что мы знаем, какой кошмар придется этим юным людям пережить уже в ближайшем будущем), на самом деле, и жили, и умирали, и трудились, и смеялись, и шалили… Словом, были живыми людьми, а не былинными Микулами да Святогорами. Так же бегали в киношку, участвовали в самодеятельности, грызли гранит науки, влюблялись, сбегали из дому, торговали, «крышевали» бордели и приворовывали - кто сколько мог и кто как умел, а главное – работали. Некоторые – на совесть, иные – из необходимости. Что же до образования – матрицы бытия, то оно, как и всегда, держалось на плечах подвижников, без всякой общественной надобности понукаемых хлыстами чиновников, среди которых, опять же, иной раз попадались и порядочные люди.
Михаил Николаевич ЩукинВ книге Щукина немало героев (главные, разумеется, П.А. Смирнова и город Ново-Николаевск), их судьбы прослежены без использования писательской фантазии – настолько, насколько это оказалось возможным исключительно по сохранившимся документам. Можно себе представить, как чесались руки у романиста Щукина, когда кончался документ, и мог бы начать он…
Но, еще раз – к чести писателя, документом он и ограничился. Мы не узнаем, как и когда закончилась жизнь Павлы Смирновой, в Гражданскую изгнанной из созданной ею гимназии, мы можем только догадываться. И догадки наши печальны. Но именно потому лишь улучшается впечатление от честно написанной книги, с ее открытым началом и открытым финалом. Жизнь-то – и города, и его образования – продолжается, несмотря ни на какие революции и контрреволюции, войны и периоды начальственного мракобесия. Жизнь продолжается, несмотря даже на то, что компьютеры заменили киношки, а новые так называемые гимназии, в сущности, никакого отношения к классическому образованию не имеют. Возвращаются в школу батюшки, да страх Божий невозвратим, и, видно, долго еще придется нам с вами преодолевать наше средневековье, мечтая о возрождении. Впрочем, мечтаем мы, такие непохожие на мечтателей прошлого, в сущности, так же – в книгах и с книгами, честными и качественными, как «Белый фартук, белый бант» Михаила Щукина. А это значит, что и наши мечты когда-нибудь осуществятся, пусть даже и несколько иначе, чем нам хотелось бы, но осуществятся. И еще это значит, что давно ушедшие гимназисточки, по Андрею Вознесенскому, наши «пра-пракузиночки» так или иначе отразились в нас, как и мы, Бог даст, отразимся, в наших потомках. И может быть, спустя столетие, будущему Щукину будет что написать и о нас.
Новосибирская областная детская библиотека им. А.М. Горького, 2007-2017

Яндекс.Метрика