написать письмо на главную

Версия для слабовидящих


Главная
Электронный каталог
Новости
О библиотеке
Услуги
Ресурсы
Муниципальные детские библиотеки Новосибирской области
Наши конкурсы
Методические материалы
Портреты писателей
Рассказы о книгах
МАКСИМКА предлагает
Фотогалереи
Гостевая книга
Полезные ссылки

Поиск по сайту
 

Три авторские энциклопедии ученого-энциклопедиста и великого писателя-фантаста, или "Слова… слова… слова" Айзека Азимова

Азимов, Айзек. Слова на карте. Географические названия и их смысл / пер. с англ. А. Кровяковой. - М.: Центрполиграф, 2006. - 368 с. ("Научно-популярная библиотека")
Азимов, Айзек. Слова в истории. Великие личности и знаменательные события / пер. с англ. Л. Калашниковой. - М.: Центрполиграф, 2007. - 334 с. ("Научно-популярная библиотека")
Азимов, Айзек. Слова в науке. История происхождения научных терминов / пер. с англ. С. Меркулова. - М.: Центрполиграф, 2006. - 364 с. ("Научно-популярная библиотека")
 
 
Добрый день, друзья мои!

Сегодня мы поговорим об учебниках… Не хмурьтесь - о таких учебниках, что еще не попадались вам на глаза, о самых лучших учебниках, которые захватывают читателя сильнее, чем приключенческие романы.
Не бывает, скажете вы. Бывает. Но по порядку…

Великий американский фантаст и знаменитый популяризатор науки Айзек Азимов (1920 – 1992) за пятьдесят лет работы в литературе написал около полутысячи книг. Производительность его была уникальна. Мало того что он создал огромное количество научно-фантастических и детективных романов и рассказов, Азимов еще написал множество научно-популярных книг и учебников, не менее захватывающих, нежели его художественные вещи. Казалось бы, зачем автору классических историй о роботах и галактической цивилизации тратить драгоценное время на сочинение школьных учебников, тем более что крепким здоровьем Азимов не обладал, после шестидесяти тяжело болел и, будучи профессиональным биологом, понимал, что срок жизни отпущен ему не слишком долгий?

Тем не менее, и учебников, и научно-популярных книг написал он, пожалуй, не меньше, чем фантастических историй. В советское время, однако, русскоязычный читатель, прекрасно знавший и любивший Азимова-фантаста, мог познакомиться лишь с немногими его научно-популярными книжками, и только в конце 90-х годов и в начале нынешнего столетия, уже после смерти автора, учебники Азимова постепенно стали до нас доходить. В разных по уровню переводах и от разных издателей. Наибольшее количество нехудожественных книг Азимова вышло в издательстве "Центрполиграф", в авторской серии "Научно-популярная библиотека Айзека Азимова". Насколько я могу судить, в серии этой с 2002 года вышло добрых три десятка азимовских научно-популярных очерков или учебных пособий по древней и новой истории, а также по естественным и точным наукам, написанных в 60-80-е для американских школьников. Я их почти все читал и смело утверждаю, что сегодня они ничуть не устарели и российским школьникам нашего времени пригодятся с тем же успехом, с каким по ним учились американцы пятьдесят лет назад. Кроме названной серии, "Центрполиграф" выпустил в течение первого десятилетия XXI века большие по объему путеводители Азимова - по науке, по Библии и по Шекспиру. Еще ряд нехудожественных книг этого замечательного писателя и ученого выходил в других наших издательствах.
Уже из этого, очень краткого перечисления тематики вы видите, что интересы и знания Айзека Азимова были чрезвычайно обширны. Но знания знаниями, а ведь надо еще уметь отобрать для каждой книжки важнейшее и изложить коротко, внятно, интересно. Азимов умел рассказывать о сложном так ярко и доступно, как мало кто другой. Поэтому я намерен познакомить вас с большинством его учебных книг, и в этом году мы будем нередко к творчеству Азимова возвращаться в наших беседах. Начнем же с трех его маленьких школьных энциклопедий, но сначала несколько слов об авторе.

Айзек АзимовАйзек Азимов (полное имя Исаак Юдович Азимов), крупнейший американский фантаст "золотого века", не знавший русского языка, родился, однако, в России, в Смоленской области. Первоначально родным его языком был идиш, а с 1923 года, когда семья эмигрировала в США, естественно, стал английский. Именно на английском в дальнейшем Азимов и разговаривал, и писал, именно книги, написанные на английском, принесли ему славу одного из трех самых великих научных фантастов (двое остальных – англичанин Артур Кларк и американец Роберт Хайнлайн).

В 11 лет Айзек Азимов написал свою первую приключенческую повесть, а первая его публикация - фантастический рассказ "В плену Весты" - состоялась в 1939 году. Параллельно работая над литературными произведениями и продолжая образование - школа, химический факультет Колумбийского университета, магистратура - Азимов совершенствовался и как писатель и как ученый-биохимик. Далее - преподавание в должностях доцента и профессора и литературная работа. Потом - уже только книги. Умер Айзек Азимов 72-х лет после тяжелой и долгой болезни, его смерть оплакивали миллионы любителей фантастики во всем мире.

И действительно, как я уже говорил, в жанре научной фантастики равных Азимову по таланту, оригинальности идей, глубине замыслов и обширности созданной им литературной вселенной было очень мало - те же Кларк и Хайнлайн, да, может быть, еще Брэдбери, Саймак и Желязны - в Англии и Америке, Лем и Стругацкие - в остальном мире.

Уже в 1941 году Азимов опубликовал рассказ "Приход ночи", не только принесший ему мировую славу, но спустя четверть века признанный самым лучшим из когда-либо написанных фантастических рассказов. За два года до "Прихода ночи" Азимов начал работать над циклом рассказов о роботах, который впоследствии стал классическим, да мало того - ввел ряд понятий, в том числе и сами слова "робот", "роботехника" (и три ее великих литературных закона) как в английский, так и во многие другие языки, в том числе и в русский. Еще через год романом "Основание" (или в других переводах - "Академия", "Установление") фантаст начал серию не менее знаменитых книг о будущем, в котором после галактической войны установился совершенно новый, Азимовым же придуманный общественный строй. К числу лучших книг писателя относятся также романы "Конец вечности", "Камешки в небе", "Сами боги", повести и рассказы о роботах - как фантастические, так детективные. В конечном итоге, уже в 80-е, подобно Хайнлайну, Азимов объединил все лучшие свои романы, рассказы и сериалы в единый цикл, который условно можно назвать "Мир Айзека Азимова". И это действительно мир, придуманный, тщательно продуманный и организованный именно им, создателем Азимовым. Он известен всем, кто любит фантастику, однако это далеко не полный мир Азимова, ибо, как уже было сказано, добрую половину его миров-сочинений составляют строго научные, научно-популярные и учебные книги. К ним-то мы теперь и обратимся.

Я уже сказал, что представляемые сегодня издания можно охарактеризовать как маленькие авторские энциклопедии для любознательных. Все они рассказывают о терминах и названиях, использующихся в научных, исторических и географических сочинениях, а также на картах и глобусах.

Начнем с небольшой книжки (вся серия "Научно-популярная библиотека Айзека Азимова" выходила разноцветными томиками карманного формата) "Слова на карте". Она знакомит юного читателя с интереснейшей наукой топонимикой.

Книжка имеет достаточно точный, однако не отражающий полностью авторскую задачу издательский подзаголовок "Географические названия и их смысл". Действительно, везде, где только возможно, Азимов расшифровывает названия рек,  озер, стран, городов, дает переводы с испанского, португальского, латыни, греческого, арабского, санскрита, или индейских наречий, рассказывает о тех знаменитых или вовсе неизвестных людях, чьи имена попали на географическую карту (такие расшифровки понятий или исторические экскурсы он, кстати, делает практически во всех своих научно-популярных очерках для школьников), но параллельно в коротеньких - в полторы-две странички малого формата - очерках он умудряется рассказать и о географических открытиях, и о судьбах открывателей, и об очередности вступления каждого из американских штатов в состав США, и еще о многом-многом другом.

В "Словах на карте" книжечке, построенной по принципу энциклопедического словаря, как в матрешке, умещаются и география, и история - древняя, средневековая, Новая и Новейшая, и языкознание, и словарь биографий, и целое собрание занимательных новелл. Азимов пишет, просто, сжато, компактно, максимально информативно, спрессовывая в двадцать-тридцать строчек такой объем познаний, для которого другому автору понадобилось бы двадцать-тридцать страниц. При этом - удивительная вещь! - текст не кажется сухим или скупым: автор успевает и пошутить, и посетовать, тем самым, с одной стороны, оживляя короткий очерк, наделяя его героев оригинальными физиономиями, с другой - возводя свой максимально сжатый альтернативный учебник в разряд безусловно авторских произведений.

Если знакомиться с книжкой не торопясь (хотя, разумеется, можно прочесть ее и залпом - как приключенческую историю), как бы напитываясь сведениями, осмысляя их, сопоставляя, составляя в единую картину всемирной истории, - читатель сможет не только (и не просто) расширить кругозор. С помощью Азимова он сам почувствует себя первооткрывателем, участником и создателем истории. И это тем более удивительно - ведь художественных задач автор перед собой не ставил. Видимо, мощный интеллект в сочетании с литературным профессионализмом сами по себе содержат больше того, что формально предлагает их носитель, подталкивая воображение заинтересованного читателя к сотрудничеству и сотворчеству.

Высоко оценивая авторский труд Азимова, необходимо сказать несколько лестных слов и о труде переводчика А.В. Кровяковой и редактора издания Л.И. Глебовской, донесших до современного русскоязычного читателя книгу о географической карте, написанную почти полвека назад. Нигде, по сути, не вторгаясь в авторский текст, передавая его вполне адекватно, во всех (а таковых немало, ведь за сорок с лишним лет если не физическая, то политическая карта мира существенно изменилась) необходимых случаях они приводят примечания, позволяющие читателю точно сориентироваться в сегодняшнем положении вещей.

Ну а теперь попробую привести примеры того, о чем же конкретно каждый из вас может узнать, прочитав "Слова на карте". Разумеется, лишь несколько примеров…

Итак, знаете ли вы, что:

- Степь, саванна, прерия, пампа, вельд, буш - одно и то же, а именно поле, пастбище?

- Название Италия означает "теленок" (по крайней мере, по одной из достаточно вероятных версий)?

- Правильное название испанского города Сарагоса - Цезарьавгуста: так его назвали римляне в честь Юлия Цезаря и Октавиана Августа, просто с течением веков первый и последний слоги утратились?

- Сандвичевы острова, открытые в 1778 г. тем самым злосчастным капитаном Куком, которому вскоре самому предстоит стать обедом для каннибалов, названы им в честь Джона Монтэгю, четвертого графа Сандвича, военного министра и  гурмана, впервые придумавшего "класть кусок мяса между двумя кусками хлеба, чтобы во время еды не отрываться от игорного стола"?

- Лабрадор (материковая часть провинции Ньюфаундленд) с португальского переводится  как "Земля рабов" (правильное название - Терра-дель-Лабораторе), а назван так берег в 1500 г. португальским мореплавателем Гаспаром Кортереалем, который, по легенде, "плыл вдоль побережья и подобрал группу эскимосов, которых обратил в рабство"?

- Куба по-туземски называлась Кубанакан, а испанцы, сократив слово до двух слогов, по существу, назвали остров "бочкой" - именно так переводится слово с испанского?

- Столица Португалии Лиссабон вначале назывался Улиссиппо (по-финикийски "крепость") и, если верить легенде, был основан самим Одиссеем, ведь по-латински Одиссей - Улисс?

- Провинцией в Древнем Риме называлась не территория, а комплекс административных обязанностей крупного чиновника, направленного цезарем руководить вновь присоединенными к империи территориями и народами?.. Просто Провинцией, Провансом, долгие века назывался юг Франции, та область, где  в XII веке от Р.Х. в песнях трубадуров зародился "ветер перемен", спустя полтора столетия принесший в остальные страны Западной Европы семена Возрождения?

- В 1896 г. в 640 километрах восточнее Омска был заложен город, названный в честь молодого царя Николая II?..

Впрочем, это вы, конечно, знаете. Удивительно же то, что в небольшую книжку Айзека Азимова, о которой я здесь рассказал, попали не только великие Рим, Нью-Йорк или экзотический мыс Горн, но и наш с вами город Новосибирск, вроде бы ничем особым - в сравнении с историческими мастодонтами - не примечательный. Ну, что ж, раз так - значит, есть за что.

Хотите узнать доподлинно - читайте Азимова. А лучше - вчитывайтесь в его книги.

Другая маленькая энциклопедия Айзека Азимова, о которой я хочу рассказать вам сегодня, называется "Слова в истории". Это не столько альтернативный учебник, сколько прихотливое собрание выражений и терминов, собранных автором, как бусинки, на нитку занимательной истории. И на самом деле, мы пользуемся многочисленными понятиями, пришедшими к нам из дали веков, зачастую даже не подозревая или, во всяком случае, не задумываясь об этом, причем нередко современное значение того или иного старого слова имеет лишь отдаленное фонетическое, а то и смысловое сходство с тем, что вкладывали в него люди прошедших эпох.

Подзаголовок "Великие личности и знаменательные события", данный, как и всем переводным изданиям, вошедшим в серию "Научно-популярная библиотека Айзека Азимова", этой книжке, российскими, надо полагать, издателями, представляется не слишком удачным, поскольку в "Словах в истории" автора интересуют как раз не столько личности и даже не события, сколько сами слова - их, если так можно выразиться, первое и второе, современное, рождение.

Вот простой пример, достаточно, думаю, подтверждающий сказанное. Кто из нас не любит спелую сладкую черешню? А кто из нас знает, почему эта ягода так называется? В маленькой словарной статье "Черешня" Айзек Азимов рассказывает о происхождении слова все самое главное: среди древнегреческих городов южного побережья Черного моря был город Керасос, называемый римлянами Церасус, где в изобилии росли деревья, усыпанные сочными красными ягодами. Римский военачальник Лукулл, больше известный не как воин, а как гастроном, восхитившись вкусными ягодами, привез и плоды и сами деревья в Италию. Римляне назвали их так же, как называли греки, cerasia, то есть фрукт из Церасуса. Другие европейцы, естественно, слегка видоизменили звучание слова, в соответствии с требованиями собственных языков. У французов оно стало звучать: cerise, у нормандцев - cherise, а в Англии, захваченной нормандцами, - cherry. Примерно такова же история персика, который попал в Европу, скорее всего, во времена Александра Македонского. Сначала его называли персидским фруктом (persicum malum - на латыни), затем второе слово отпало, а еще позднее фрукт стал называться просто персиком (на английском - peach).

Множество современных слов и понятий когда-то родилось в Греции и Риме, на Древнем Востоке, многие из них происходят от прежних географических названий или личных имен. Но далеко не всегда эти личности, подарившие словам долгую жизнь, заслуживали столь долгой жизни. К примеру, каждому известно слово "шовинизм", но вряд ли многие знают, что оно не столь уж и старинное, что человек, давший ему жизнь, был наполеоновским ветераном, служившим своему императору, что называется, не за страх, а на совесть. Звали этого человека Николя Шовен. Он боготворил Наполеона не только в дни славы, но и тогда, когда звезда полководца закатилась. Он не уставал восхвалять его во всеуслышание, так что даже друзья и сослуживцы Шовена стали над ним смеяться. Именно тогда, видимо, в 30-е годы XIX века, и вошло в обиход слово "шовинизм", обозначающее "ультранационалистические настроения, слепо возвышающие достоинства одной нации или страны в ущерб всем остальным".

Или - пример уж самый животрепещущий: доллар. Название американской валюты происходит от богемского талера. "В 1519 г. в Сен-Иоахимштале в Богемии была обнаружена серебряная жила. Это место расположено в 80 милях к западу от Праги. Правитель этой долины выпустил партию серебряных монет, которые быстро разошлись по всей Европе благодаря своей надежности, то есть обеспеченности серебром. Их называли иоахимталерами, затем просто талерами. Англичане стали произносить это слово как доллар.

Это название распространилось на все монеты того же достоинства. Такие монеты имели хождение среди испанцев в тех районах Северной Америки, которые находились под патронажем Испании в XVII и XVIII вв. Каждый из этих долларов был равен восьми монетам меньшего достоинства - реалам (или роялям). В пиратских рассказах эти "доллары" упоминались как "равные восьми".

В 1792 г. вновь созданные Соединенные Штаты приняли доллар в качестве основной единицы их валюты, "разделив" его на 100 центов".

Вообще в книге очень живо и интересно рассказаны десятки историй, связанных, казалось бы, с хорошо знакомыми всем словами. Но даже из трех приведенных примеров вы, наверное, уже поняли, насколько скромны, оказывается, наши представления в сравнении с тем, что знал о простых вещах Айзек Азимов и что на самом-то деле должны знать мы все.

Вот, скажем, слово "лакей" - искаженное испанцами (в насмешку над теми маврами, что в результате Реконкисты превратились из господ в слуг) арабское "аль-каид" (главный); вот слово "лаконичный", пришедшее из древнегреческой Спарты и косвенно связанное с Филиппом Македонским, о котором Азимов рассказывает удивительную историю на сто сорок третьей странице своей книги; вот кратко, но удивительно ярко охарактеризованные греческие философские школы: стоики, киники (циники), эпикурейцы; вот знаменитый город Париж (Paris), носящий, оказывается, имя отнюдь не героя Троянской войны, а древнего племени "паризи"; вот история констеблей и маршалов, сделавшихся полицейскими и военачальниками из тех самых, что из грустно-иронической песни Утесова, "водителей кобылы"; вот краткая и удивительно занимательная история романских языков, а заодно и самих понятий "роман" и "романтический", изложенная всего лишь на полутора маленьких страничках; а вот история древнегреческого города Тарента в южной Италии, что в 927 году был уничтожен мусульманами, но жив и по сей день, города, в котором по-прежнему люди сосуществуют с мохнатыми пауками тарантулами, чей укус, оказывается, вовсе не так страшен, как толкуют, а лечится просто - исполнением зажигательного танца тарантеллы.

Третья книжка трилогии - "Слова в науке". Третье Слово… Напрашивающийся эпиграф ко всей трилогии - гамлетовская реплика "Слова... слова... слова" - автором не приведен, но как бы подразумевается, в особенности если вспомнить, что Азимов был блестящим знатоком не только естественных наук и истории, но и шекспировского творчества, доказательством чему изданный в том же "Центрполиграфе" его огромный двухтомник "Путеводитель по Шекспиру" (о котором, надеюсь, когда-нибудь мы поговорим). Впрочем, эта шекспировская аллюзия, скорее всего, все же останется на моей совести, поскольку учебников у Азимова с названиями, начинающимися "Слова...", больше, чем три.)

"Слова в науке" уже выходили в русском переводе несколькими годами ранее, в петербургском издательстве "Амфора" (серия "Эврика"). Я бегло сравнивал оба издания - иллюстрированное забавными картинками питерское, пожалуй, лучше, однако и московское тоже хорошо, тем более вкупе с другими книжками серии и - в особенности - обсуждаемой сегодня трилогии.

"Слова в науке" - авторская энциклопедия, пожалуй, даже в большей мере, чем остальные составляющие трилогии. Из безбрежного обилия научных терминов Азимов отобрал и максимально доступно и крайне лапидарно, как в словаре, объяснил те из них, которые не только необходимы учащемуся в средней школе, но и ближе к сердцу самому автору. Книжку можно читать как единый текст, если вы в состоянии легко переключаться с истории на физику, с химии на астрономию и т.д., а можно использовать именно как энциклопедию, как словарь, то есть обращаясь к ее статьям, когда от тяжеловесных определений в стандартных школьных учебниках у вас слезятся глаза и затуманиваются мозги. Ясность и точность формулировок здесь просто поразительна. При этом каждый термин объяснен с точки зрения этимологии. Представлены его, термина, или научного открытия, "родители", год появления на свет и т.п. сведения. Материал подан изящно, как обычно у Азимова, с толикой юмора и с любовью - к науке, литературе и, конечно, к читателю.

"Энциклопедия научных терминов не должна отпугивать людей и отталкивать их от науки. Наоборот, если вы ее прочитаете легко и непредвзято, она как магнит притянет вас в прекрасный и бесконечно интересный мир науки. Автор искренне надеется внести свой скромный вклад в то, чтобы именно такой подход к науке возобладал и приносил людям радость", - так завершается коротенькое предисловие к книжке, сразу после чего читатель приглашается к открытиям.

И они представлены эрудированным и щедрым автором во множестве. Вот, например, слышали ли вы когда-нибудь о таком русском ученом Михаиле Цвете? Нет? А между тем он еще в 1906 году создал хроматографию - научный метод, которой и сегодня "является одним из самых мощных инструментов исследования, применяемых в биохимии". Или, скажем, всем известное слово "юмор". Знаете ли вы, что в переводе с латинского оно означает "быть влажным" и поначалу имело куда большее отношение к медицине, нежели к телевизору? А известно ли вам, что слово "газ" придумал около 1600 г. фламандский химик Ян Баптист ван Гельмонт, причем произвел его от греческого "хаос", ну а, например, слова "спирт" и "дух", а равно и понятие "спиритизм" - суть одно и то же, поскольку вышли из одного spirits? Как, кстати, и слова "Лета", "лень" и "летаргия" - от греческих "lethe" - "забывчивость" и "argos" - "пустой", "ленивый, "бесполезный".

В принципе, цитировать Азимова можно до бесконечности, каждую страницу. Но я на этом остановлюсь и попытаюсь, не соревнуясь, конечно, с героем нашей беседы, сформулировать несколько вопросов от себя. На все эти вопросы и на многое множество других ответы содержатся в книжке Айзека Азимова. Надеюсь, что эти вопросы стимулируют вашу любознательность больше, чем малосодержательные эмоции, и подвигнут вас совершить поход в библиотеку или поискать азимовские "Слова…" в букинистических магазинах.

Итак, вопросы. Как вы думаете, есть ли что-нибудь общее между сажей и алмазом, смолой и фурункулами, аметистом, болотным газом и праздничным застольем? А между редиской, революционером и математикой? А между фильмом и целлофаном? А между, пардон, человеческой мочой и планетой Венерой? А между дирижером и дирижаблем, кобальтом и гоблином, кремнем и пиратом, чечевицей и линзой?..

Ну а уж между кретином и христианином - точно нет и быть не может ничего общего!.. Да? Вы так думаете? И напрасно...

Итак, друзья мои, завершая нашу сегодняшнюю встречу, хочу пожелать вам следующее: ищите азимовские научно-популярные и учебные книжки в библиотеках и у букинистов, читайте их и перечитывайте, даже собирайте, насколько это сегодня возможно, на домашних книжных полках - они пригодятся не только вам, но и вашим детям. Вчитывайтесь в них, как вчитываетесь вы в ваши учебники, порой - глубже, чем в учебники, а порой и вместо учебников. Автор не заставит, а легко научит вас думать, восхищаться и удивляться собственной неосведомленности о мире, в котором мы живем. Кроме всего, он расскажет вам и о вас самих, и расскажет гораздо глубже и интереснее, чем это делаем мы, ваши учителя и наставники. И не только потому, что мы - просто учителя, а Азимов - ученый-энциклопедист, быть может, последний из тех могикан, что зовутся титанами духа, но, главное, потому что он - замечательный писатель для всех, писатель, каких в нашем сегодня, к сожалению, уже, пожалуй, и не осталось.

Будьте здоровы, до новых встреч!
Новосибирская областная детская библиотека им. А.М. Горького, 2007-2017

Яндекс.Метрика