написать письмо на главную

Версия для слабовидящих


Главная
Электронный каталог
Новости
О библиотеке
Услуги
Ресурсы
Муниципальные детские библиотеки Новосибирской области
Наши конкурсы
Методические материалы
Портреты писателей
Рассказы о книгах
МАКСИМКА предлагает
Фотогалереи
Гостевая книга
Полезные ссылки

Поиск по сайту
 
 ■ Библиотека ■ Портреты писателей ■ Новосибирские писатели ■ Дворцов Василий Владимирович  

Дворцов Василий Владимирович

 
15 февраля 1960 года,  г. Томск
 
Русский прозаик, публицист
 

Родился в семье потомственного офицера. Мать – фельдшер-акушер. Детство провёл в селе Молчаново Томской области, на берегу великой Оби. Как все сельские мальчишки рыбачил, охотился, ходил за грибами и ягодами, но и косил, носил воду, окучивал сорок соток картошки, пас стадо, чистил навоз и колол дрова. После школы приехал в Новосибирск, в шестнадцать лет поступив в медицинский институт. Но закончил художественное училище.

В качестве сценографа, иконописца и реставратора Русской Православной Церкви поработал в различных городах СССР, поставил более 50 спектаклей и, кроме бригадных работ, лично расписал два сибирских храма в Черепаново и Могочино.

С 2000 года публикуется в профессиональных литературных журналах и газетах России и зарубежья. С 2003 вышло десять книг в Новосибирске и Москве. С 2005 года – член Союза писателей России, с 2009 – секретарь, член Правления СП России. Так же член Высшего творческого совета СП СГ Россия-Беларусь. Член жюри всероссийских премий, конкурсов, фестивалей. Организатор и руководитель Всероссийского Некрасовского семинара молодых литераторов.

Автор романов «Аз буки ведал…», «Каиново колено», «Terra Обдория», романа-сказки «Звезда Марии»; повестей «Ангел Ангелина», «Тогда, когда случится», «Кругом царили жизнь и радость»; сборника рассказов «Манефа» («Нескончаемый патерик»), драматургического сборника «Пьесы воскресного театра», двух поэтических книг и двух книг публицистики «Русские для России» и «Удержание русскости».

Романы и повести неоднократно переиздавались. Стихи вошли в антологии «Русская поэзия. XXI век» и «Молитвы русских поэтов. XX-XXI», переведены на несколько языков.
Роман «TerraОбдория» рекомендован комиссией НГПУ школам как дополнительный материал по краеведению Западносибирского региона.

Лауреат Международной литературной премии им. И.А. Гончарова, Всероссийской литературной премии им. И.А. Бунина, премии Международного конкурса художественной и научной литературы для юношества им. А.Н. Толстого (дважды), Всероссийской православной литературной премии им. святого благоверного князя Александра Невского, Международной премии «Имперская культура» им. Э. Володина, дипломант IIIМеждународного литературного форума «Золотой витязь», лауреат журналов «Москва» и «Русский переплёт» (дважды), ИД «Литературная Россия».
 
Награждён ведомственными и общественными медалями: «За заслуги перед отечественной культурой», «За доблестный труд», «За активную гражданскую позицию и патриотизм», «Св. князь Александр Невский», «Василий Шукшин», «Крест Велимира III».

В настоящее время проживает в Москве.
 


 
I. «В детстве и сейчас»
 
1. Когда и где Вы родились? Расскажите немного о Вашей семье.       Родился я в Томске, в уже далёком 1960-м году. Это было время первых шагов человечества в космос, и наша страна была почти во всём первой. А ещё, сначала по городам, а потом и по большим сёлам, строились телевизионные вышки и мы, сибиряки, могли смотреть парад Победы прямо с Красной площади. Помню, как мы переехали в новейший пятиэтажный панельный дом – для деревянного Томска это было чудо. Чудом казался и первый троллейбус – едет неспешно, но без дыма и почти без звука.
Когда я пошёл в третий класс, мы переехали в село Молчаново, где я сразу же влюбился в Обь. Эта река для меня так и остаётся самой красивой. Хотя довелось повидать и Днепр, и Амур, и Неву, и Волгу, но наша Обь самая наша! Молчаново – село древнее, ему больше трёхсот лет, основанное казаками из дружины Ермака. А до русских там жили ханты, несколько средневековых княжеских могил раскопаны на горке. А до хантов жил какой-то «песенный народ». А до того здесь повсюду находят стоянки охотников на мамонтов. То есть, место это обжито со времён отступления ледника.
Я описал своё детство и юность в романе «Terra Обдория», который был отмечен первой премией Международного конкурса литературы для детей и юношества им. А. Н. Толстого, а Новосибирский педагогический университет рекомендовал роман как дополнительный материал по краеведенью. В вашей библиотеке книга есть, старшеклассники могут её прочитать.
 
 
2. Любимые и нелюбимые школьные предметы.    Во-первых, я переученный левша. То есть, правое полушарие, которое отвечает за интуицию, более развито. Однако «чистым ботаником» я не являюсь. В раннем детстве вообще был лучшим математиком, умножал в уме двузначные числа, но потом умерла любимая учительница Ираида Фёдоровна Коркина, интерес пропал, и потому алгебры и тригонометрии вообще не знаю. Зато историю, ботанику, биологию и, конечно, литературу обожал все годы. И хорошо рисовал – был постоянным художником классной и школьной стенгазет.
 
3. Вы были примерным учеником? А каким Вы были учеником?     Особо не хулиганил, но почему-то всегда попадался. Кто бы, что бы не затеял, если я включался, то ловили только меня. Обидно.
 
4. На кого из людей, которых Вы видели, о которых слышали, вам хотелось быть похожим, почему именно на него?      На своего деда – Илью Васильевича Дворцова. Казак, кавалерист, прошёл три войны – Халхин-Гол, Великую Отечественную с Германией, в том числе под Сталинградом, а потом ещё и с Японией. Все ордена за личную храбрость. У него на стене в кабинете накрест висели две сабли – немецкая и японская, и когда я приезжал на каникулы, какой восторг был поиграть ими, и, прицепив японскую (она покороче) на ремень, пройтись рядом с дедом по улице, на зависть другим мальчишкам.
 
5. Ваши любимые писатели и книги в детстве, в зрелом возрасте.     В селе к седьмому классу я прочитал всю детскую библиотеку, и директор написал записку, что бы меня записали во взрослую районную. Которую я тоже почти успел прочитать к концу класса десятого. Жуковский, Гоголь, Бианки, Гайдар, Алексей Толстой, Катаев, Носов, Федосеев, а ещё Скотт, Дюма, Жуль Верн, Конан Дойл… нет, пожалуй, не могу назвать самых любимых – в детстве писатели нравились все, читал взахлёб, многое под одеялом с фонариком. Это потом появились предпочтения. Но Гоголь так и остался, как и все три Толстые. Сегодня обожаю (и то и дело перечитываю) Гончарова, Достоевского, Чехова, Бунина, Шолохова. Полюбил Виктора Астафьева, из ныне живущих почитаю Юрия Лощица и Валентина Распутина.
 
6. Приходилось ли Вам особенно остро переживать судьбу литературного героя?    Каждый раз в каждой истории.
 
7. Какой литературный персонаж Вам наиболее близок и почему?    В каждом возрасте есть герой свой – каждый переживает себя Иваном-царевичем, Д’Артаньяном, Печориным. Когда же тебе исполнится 30 лет, близкими становятся уже не герои, а авторы. С возрастом всё лучше понимаешь и чувствуешь писателя.
 
8. Каким Вы хотели стать в детстве?    Нужным. Хотел стать детским хирургом.
 
9. Мечтали ли Вы поскорее стать взрослым и почему?       Нет, не мечтал. Почему-то рано понял, что взрослость – это ответственность. За себя, за родных и близких, за Родину. Для такой ответственности нужна сила, сила и тела, и духа. А она приходит не скоро. И я не спешил, вызревал.
 
10.  О ком из старших вам хочется рассказать: бабушках, дедушках, родителях, учителях, соседях?       О бабушках и дедушке (второй погиб на войне), о маме и папе – хочу говорить обо всех, кого люблю, и кто любит меня.
 
11.  С чем связано Ваше самое яркое детское переживание? Что особенно часто вспоминается из детства?      Рыбалка, потом охота. Грибы, ягоды. Всё свободное время, и зимой и летом, мы проводили на реке и в лесу. Но не для добычи, порой просто уходили на десятки километров, просто плавали. Вообще, родная природа – это счастье.
 
12.  Где Вы учились и кем работали?      Закончив школу, шестнадцати лет приехал в Новосибирск. Учился в медицинском институте, но диплом получил художника. Работал: токарем, грузчиком, механиком кукол, художником в театре – сначала декоратором, затем постановщиком спектаклей, реставратором в церкви, иконописцем, пожарным, журналистом, редактором, преподавателем китайской гимнастики и грима для артистов, дизайнером – всего попробовал более двадцати профессий. Это очень помогает в написании книг, так как в памяти множество событий, характеров, судеб.
 
13.  Какие книги Вы читали своим детям?       В моей домашней библиотеке почти семь тысяч книг. Я не столько читал, сколько приучал своих детей читать. А потом мы обсуждали прочитанное.

14.  Какие Ваши детские мечты осуществились?      Объехал всю страну. Мой друг, главный астрофизик Московского университета, профессор Владимир Липунов утверждает, что Земля – одна единственная в своём роде планета во всей Вселенной. А так как Россия – самая большая планета на Земле, то, значит, она и самая большая страна во Вселенной.
 
15.  Ваше жизненное кредо (девиз)?     Слава Богу за всё!
 
16.  Какой Ваш «внутренний» возраст?     Сегодняшний.
 
17.  Ваше любимое блюдо.    Борщ! Сам готовлю лучше всех!
 
18.  Что предпочитаете смотреть по ТВ?      Много лет не смотрю телевизор. Предпочитаю интернет, он не давит рекламой, не навязывает мнение.
 
19.  Любимый, особенно Вам близкий вид искусства.      Литература. Литература по отношению к другим искусствам, как математика для других наук: без таблицы умножения нет ни ботаники, ни химии, ни генетики. Без языка нет мыслей, не оформлены чувства. Без языка нет человека.
 
20.  Назовите самое радостное событие в Вашей жизни.    Надеюсь, оно ещё впереди.
 
21.  Черта характера, которая больше всего мешает Вам жить. А какая помогает?      Мешает вспыльчивость. Помогает отходчивость.
 
22.  На какое животное Вы похожи?      Хотелось бы на льва. Не хотелось бы на поросёнка. В реальности что-то среднее.
 
23.  Среди каких людей (или в какой обстановке) Вы чувствуете себя наиболее комфортно?      Среди монахов – мудрые, добрые, умеющие прощать.
 
24.  Что бы Вы посоветовали себе – ребёнку, если бы у Вас была такая возможность сейчас, в зрелом возрасте?        Учи математику!
 
 
В.В. Дворцов, роспись Свято-Никольского женского монастыряII. Писателями не рождаются?
 
1. Как начиналась Ваша творческая биография? Помните ли Вы свою первую публикацию?      Стихи писались с юности, как у всех, а серьёзную прозу начал писать поздно в сорок лет. Но сразу же стал публиковаться в лучших литературных журналах.
 
2. Что для Вас стало предпосылкой к литературному творчеству?      Пять лет расписывал храм. А он сгорел в одну ночь. Много лет не мог взять кисточку в руки, а хотелось рассказывать людям о добре и зле, красоте и пошлости. Вот и сел, и написал роман.
 
3. Писатель (поэт) - это...      Свидетель времени.
 
4. Когда пишете, кем Вы себя чувствуете: взрослым или ребёнком?       Каждый раз ассоциируешься с героем, если описываешь старика, погружаешься в его мысли, физические недомогания – то даже и покашливаешь, и ворчишь без нужды на близких. А когда описываешь ребёнка, то порой и язык показываешь, и кривляешься на удивление окружающим.
 
5. Кто первым читает рукопись Вашей новой книги?      Переписываю текст восемь раз. Где-то на шестом-седьмом варианте показываю профессионалам-писателям. Слушаю замечания, с чем-то соглашаюсь, что-то не принимаю.
 
6. Чьим мнением о своих книгах особенно дорожите?      Слушаюсь старшего поколения – Михаила Матвеевича Годенко (ему 97 лет, чудо какой мудрый собеседник), Владимира Николаевича Крупина, Юрия Михайловича Лощица, Юрия Николаевича Пахомова-Носова. Так уж мне повезло, что писатели преклонных лет принимают меня за своего, за продолжателя русской реалистической традиции. Хотя мистика в моих романах и повестях всегда присутствует. И очень ценю тех, кто чуть старше или ровесники – это Николай Дорошенко, Александр Сегень, Михаил Попов, Андрей Воронцов.
 
7. Почему Вам нравится быть писателем?      Писатель – миротворец. Это очень важно – в нашем неспокойном, растревоженном мире помогать людям слышать и понимать друг друга. Это та самая взрослость, к которой я не спешил в детстве, а теперь она мне по силам.
 
8. В каком соотношении должны быть вымысел и правда в книге? Какова их роль в произведении для детей?      Тут у каждого своя мера. Нужно быть честным, искренним и любить читателя. Остальное не так важно.
 
9. На каком этапе создания текста возникает заглавие?      Лучшие заглавия в русской литературе уже использовал Тургенев: «Первая любовь», «Вешние воды», «Дворянское гнездо», «Бежин луг». Сейчас таких красивых словосочетаний не осталось. Мучаемся! Но серьёзно, заглавие – это обозначение темы, главной темы произведения, поэтому оно так же важно для начала работы, как и подбор главных героев.
 
10.  Какие условия Вы считаете самыми подходящими для творчества?     Одиночество на дней десять. Потом неделю любого другого труда – живопись, огород, и снова отрешиться на десять дней. Но такого почти не бывает.
 
11.  Вы сознательно стали именно детским автором?      Нет. К сожалению, упорно бытует неправильное мнение, что «детским писателем», то есть писателем для детей быть легче, чем для взрослых. И многие «неудачники», которые не умеют писать романы, идут в фантастику или в «детское». Писать, если писать профессионально, везде, всегда и для всех сложно. Прежде всего нужно точно определиться – что ты хочешь и можешь сказать людям? От этого определения и поймёшь – к какому возрасту в данной книге ты обратишься. Алексей Николаевич Толстой равно чудесно писал «Петра Первого» для взрослых, «Аэлиту» для юношей, «Буратино» для малышей.
 
12.  Каким должен быть детский писатель?      Профессионалом. И родителем. А ещё лучше – дедушкой. Как я.
 
13.  Мечтательность - это достоинство или недостаток?      Недостаток. Мечтательность расслабляет, лишает воли к действию.
 
14.  Изменило ли Вас Ваше творчество?      Конечно. Чувствую ответственность за всё новые сотни и тысячи неизвестных мне людей, которые читая, принимают в себя мои мысли и убеждения.
 
15.  Кого из молодых, начинающих литераторов Вы можете выделить?      Увы, мне приходится проводить семинары с начинающими прозаиками и поэтами в разных городах, и я вижу как неохотно ребята учатся литературному мастерству. Это от недостатка любви к людям, к будущим читателям. Но есть, есть радостные встречи! Настоящие писатели для детей «взрослеют»: это Иван Зарецкий в Курске, Игорь Шандра в Москве, Андрей Сметанин в Минске, Ольга Тараненко в Краснодаре, Андрей Шендаков в Орле.
 
16.  Одно и то же ли для Вас диалог с читателем и диалог с ребёнком?    Да. Искренность и доверие и там, и там главное.
 
17.  Каким Вы представляете своего читателя? Опишите этот образ.    Вдумчивый, открытый сердцем.
 
18.  Чему Ваш читатель Вас учит? Чем помогает?     Тем, что он есть.
 
19.  Чему Вы учите своего читателя?     Своим ошибкам. И исправлению их.
 
20.  С кем из литераторов Вам довелось общаться, дружить?     Счастлив, что выпало дружить со всеми лучшими поэтами и прозаиками нашей России!
 
21.  Чем собираетесь в ближайшее время порадовать читателей?   Мною написан роман-сказка «Звезда Марии», я его очень боюсь выставить сырым и потому выпариваю, довожу до совершенства.
 
22.  Ваше напутствие детскому писателю...     Быть взрослым.


 
Произведения В. В. Дворцова,   удостоенные премии Международного конкурса художественной и научно-популярной литературы для детей и юношества им. А. Н. Толстого
 
 
Terra Обдория : роман. – Новосибирск : Сова, 2006. – 416 с.
 
Захватывающее приключения молодых людей из приобского села семидесятых годов XX века в поисках древнего кельтскоугорского идола «Золотая баба», их невольное участие в шаманском обряде, охота гигантскую щуку, война с колдуньей и прощание с последним лебедем, а еще первая любовь, осознание того, что есть родство и дружба, долг и справедливость.
 
Эта книга не только увлекательна, но и познавательна. В ней есть главы, посвященные археологии, истории, этнографии и экологии Западной Сибири, чья судьба просто фантастически сплетена с судьбой Прибалтики и Каспия, Карпат и Хакасии.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Тогда, когда случится : [повесть и рассказы]. – Новосибирск : Историческое наследие Сибири, 2010. – 432 с.
 
«Тогда, когда случится»  – повесть о красивых и сильных русских людях непростых, но достойных судеб. Пятьдесят сибирских милиционеров на крохотном пятачке ОКПМ в Грозном 2003 года…

"Нескончаемый патерик" – рассказы о столь разных путях обретения веры, об опыте воцерковлений, о принятии монашества.
 
 
 
 
 
 
 

 
Литература о жизни и творчестве
 
Яранцев, В. Н. Мы с тобой одних кровей : о прозе Василия Дворцова // Еще предстоит открыть : статьи, эссе / В. Н. Яранцев. – Новосибирск : Библиотека журнала «Сибирские огни», 2008. – С. 157– 176.
Яранцев, В. Н. Загадочная книга : (Дворцов В. В. «Terra Обдория») // Еще предстоит открыть : статьи, эссе / В. Н. Яранцев. – Новосибирск : Библиотека журнала «Сибирские огни», 2008. – С. 320–329.
 
***
 
Шипилова, Т. Василий Дворцов : «Оптимизм – мое естественное состояние» // Советская Сибирь. – 2012. – 6 сент.
Решке, Т. Василий Дворцов : «Писатель не судья, писатель – следователь» // Вечерний Нвосибирск. – 2009. – 14 авг.
 
***
Дворцов, Василий Владимирович // Википедия : свободная энциклопедия. – Режим доступа:
 
 
 
 
Новосибирская областная детская библиотека им. А.М. Горького, 2007-2017

Яндекс.Метрика