написать письмо на главную

Версия для слабовидящих


Главная
Электронный каталог
Новости
О библиотеке
Услуги
Ресурсы
Муниципальные детские библиотеки Новосибирской области
Наши конкурсы
Методические материалы
Портреты писателей
Рассказы о книгах
МАКСИМКА предлагает
Фотогалереи
Гостевая книга
Пожарная безопасность детям
Полезные ссылки

Поиск по сайту
 
 ■ Библиотека ■ Портреты писателей ■ Новосибирские писатели и художники ■ Шамов Владимир Викторович  

Шамов Владимир Викторович

 
(13.11.1951 г., г. Новосибирск)
 
 

I. «В детстве и сейчас»
 
1.  Когда и где. Вы родились? Расскажите о Вашей семье.
Родился я в чудном месте, с проникновенно прозрачным и воздушным названием – Чистоозерное. Поселок этот, районный центр, расположен в Кулундинских степях, недалече от огромного озера Чаны, красивого и манящего к себе и во времена солнечного восхода, и в пору дневного зноя, и, конечно же, на закате красного диска за горизонт озерной глади.
Мой папа всю жизнь добросовестно служил кино, мама лечила людей, бабушка (когда я родился, ей было 70 лет, а умерла она на 101-м году жизни) была для нас кормилицей, поилицей, воспитателем, учителем в делах житейских: например, как собирать грибы, подметать двор, считать денежки, когда идешь за хлебом, как ходить возле огуречных грядок, чтобы не оттаптывать плети. Человек она была работящий, любящий порядок, а потому строгий, и наши попки с братом (впоследствии известным журналистом и автором ряда книг) хорошо ведали, что такое гибкая хворостина.
В третьем классе наша семья переехала из одной степи в другую, из Кулундинской в Барабинскую, в старинный город Каинск, тогда уже Куйбышев, в котором я и окончил тоже первую, но на этот раз самую старейшую школу в Новосибирской области. Хочу вам признаться, что я люблю эту школу, она дала мне замечательных учителей, которые вложили в меня не только основательные знания, но и вместе с родителями воспитала отношение к жизни. А ещё подарила мне друзей – Пашу Пилипенко и Юру Шабурова, с которыми я не просто не расстаюсь вот уже почти 50 лет, а крепко дружу. С ними мне повезло, они верные, надежные, родные.
 
2. Назовите три ассоциации, связанные с Вашим детством. Поясните их.
Не знаю, почему три, но коли так, извольте.
Первая – теплота и уют. Вторая – желание мечтать. Третья – уверенность, что жизнь прекрасна, что она справедлива и год от года сулит быть все лучше и лучше.
В наше время большинство учителей относилось к детям с уважением, с уважением как к личности (в нашей школе абсолютно точно). Это позволяло чувствовать себя одинаково ровно как дома, так и в школе, хотя бывало всякое: и «уды», и «неуды», и наказания, но чаще сладкая и так полезная растущему человеку Её Величество Похвала. Я пошел в школу в 1959 году, а в 1961-м в космос полетел Юрий Гагарин, за ним Герман Титов. А вот когда на каникулах в Новосибирске я смотрел цирковое представление, на арену старенького шапито вышел конферансье и объявил: «В космосе «Чайка» (это позывной Валентины Терешковой). Первая женщина в мире на околоземной орбите!» Что тут началось! Крики «Ура!!», вверх летело все, что было в руках, незнакомые люди обнимались и целовались. В то время каждое 9 мая, в день Великой Победы, на площади выходили сотни, тысячи Победителей (они тогда ещё не были ветеранами). Как тут не мечтать, как в такое время не верить в прогресс, в справедливость, в лучшую жизнь, в коммунизм.
 
3. Любимые и нелюбимые школьные предметы?
Любимые: география, математика, физика, после 8 класса – литература, история, физкультура. К химии мы тоже относились уважительно. Любовь к предмету рождает Учитель, если личность Учителя дала возможность писать – это слово с большой буквы. Правда, не всегда. Историю я любил из-за ее занимательности, а вот во всем остальном – Учитель. Их всех помню и люблю. Жаль, что подавляющего большинства уже нет в живых. Я регулярно ездил в свою родную школу, и встречи с ними возвращали тепло детства, уверенность и веру.
Не любил: немецкий язык и биологию.

4.  А каким Вы были учеником? Примерным?
Как-то папа тяжело заболел и лежал дома целый месяц. Дня через четыре он начал меня спрашивать: «Когда ты делаешь уроки?». Я отвечал: то в школе после уроков с друзьями, то у Лешки Старикова дома, то с Галкой Кондратьевой (моей первой любовью) у нее дома. Тятя брал дневник, пожимал плечами, видя там в подавляющем большинстве «4» и «5», а когда поправился, то, не говоря никому ни слова, пошел в школу прямо к директору. Я болтался в это время в школьном дворе – играли в дыр-дыр – это футбол с тряпичным мячиком, сделанным из чулок, на утоптанном снегу на баскетбольной площадке, где воротами служили трубы, на которых были установлены баскетбольные щиты. Отец, выйдя из дверей школы, оглянулся. Я же спрятался в сугроб. Дома спросил,   что он делал в школе. Тятя в ответ только пожал плечами: «Странное дело: хвалят, а уроки дома делает редко». Вот такими мы были учениками. Учиться плохо было стыдно, а учиться легко, не то чтобы престижно, не найду точного слова, сейчас бы сказали «клево». У нас тоже был свой жаргон. Про трудные задачи мы, например, говорили «пшёнка» – дескать, да что там трудного. Таково было отношение к учебе у ребят способных; конечно, были и другие ученики и ученицы, которым всё не так легко давалось.
 
5.-6. На кого из людей, которых Вы видели, о которых слышали. Вам хотелось быть похожим, почему именно на них? Ваши любимые писатели и книги в детстве, в зрелом возрасте?
В детстве моими любимыми книжками были «Два капитана», «Граф Монтекристо», «Всадник без головы», «Шахматы» Майзелиса, рассказы Юрия Германа, «Айвенго», «Как закалялась сталь», «Дело пестрых» и другие. Положительные герои этих произведений вызывали у меня желание формировать в себе какие-то высокие качества. Я не припомню, чтобы я ставил перед собой цель походить на кого-нибудь из них или реальных людей. Дело, очевидно, в том, что круг друзей семьи был для нас примером. Это были люди, думающие о Родине, служащие ей, инициативные, увлеченные. Мне тогда казалось, что все люди такие, и я, естественно, должен быть таким же.
В зрелом возрасте я продолжаю много читать. Сфера моих интересов – историческая книга, художественная литература, поэзия. Иногда я перечитываю книги, которые читал в детстве и юности, и испытываю от этого истинное удовольствие.
 
7. Приходилось ли Вам особенно остро переживать судьбу литературного героя?
Мне кажется, не стоит читать книг, если не сопереживать героям. Как только этого контакта с героем и писателем, его размышлениями не устанавливается, я закрываю книгу.
 
На восьмой и девятый вопросы: «Какой литературный персонаж Вам наиболее близок? Каким Вы хотели стать в детстве?» я уже ответил.
 
10.  Мечтали ли Вы поскорее стать взрослым и почему?
Так уж устроена жизнь, что все дети мечтают поскорее стать взрослыми. Но жить, вообще-то, не надо «поскорее», жизнь слишком быстро проходит. Важно другое: надо всегда жить так, чтобы побольше успеть, узнать что-то, чему-то научиться и как можно раньше приносить пользу, тогда житие оправдано.
 
11. О ком из старших Вам хочется рассказать: бабушках, дедушках, родителях, учителях, соседях?
Я регулярно рассказываю в своих книжках, статьях, очерках  о многих людях, с кем меня свела судьба, с кем вместе мне выпало жить. В книжке «Фонтаны над Обью» есть раздел «Человеческое приложение», ибо к каждому времени люди приложены. В этом отношении я везунчик: мне везет на хороших людей. Я благодарю Бога за это везение и стараюсь как можно больше рассказывать о своих современниках, коими горжусь, и рекомендую их принять за образцы. Читайте мои книжки.
 
12.  С чем связано Ваше самое яркое детское переживание? Что особенно часто вспоминается из детства?
У меня уже нет ни любимой бабушки, ни папы, ни мамы. Они ушли из жизни. Поэтому мои взоры все чаще и чаще обращаются на них. Со школьными друзьями мы часто вспоминаем годы ученичества,   с однокурсниками – годы учебы в вузе, и так далее, по этому принципу.
 
13.  Где Вы учились и кем работали?
В 1959 году я пошел учиться в 1 класс 1-й школы рабочего поселка Чистоозерное, и моей первой учительницей была Варвара Андреевна Тучина. В 1963 году я вместе с семьей переехал, как я уже рассказывал, в г. Куйбышев Новосибирской области, там тоже учился в школе № 1 – прекрасной школе. Потом учился в институте инженеров водного транспорта, где, пожалуй, и состоялось мое гражданское становление. Затем – самообразование, всю жизнь. И это, поверьте, главное образование, важно только, чтобы оно происходило действительно всю жизнь. Потом служил в армии. Работал в комсомоле. Это удивительная организация молодежи, девиз которой можно выразить словами песни: «Раньше думай о Родине, а потом о себе». Начал секретарем комитета комсомола родного института и закончил первым секретарем Новосибирского горкома ВЛКСМ. Затем – партийная, советская работа: заведующий идеологическим отделом Новосибирского горкома партии, заместитель председателя Новосибирского горисполкома. В начале 1980-х отправился на вольные хлеба – бизнес, писательство, общественная деятельность.
 
14.   Какие книги Вы читали своим детям?
Разные. Весь набор детских классиков, сказки, детская поэзия. Особенно любил читать К. Симонова «Сын артиллериста». Советую прочитать. И, конечно, надо читать Гайдара «Тимур и его команда», «Как закалялась сталь» Н. Островского. Сейчас, наверно, не модно, и это страшно, ведь книги эти – о борьбе за лучшую жизнь, за справедливость, о патриотизме, о лучших человеческих качествах.
 
15.  Откуда Вам хорошо знаком, понятен, близок, интересен мир детства?
Почему решили, что знаком? Все мы родом из детства, но живем-то в том возрасте, до которого дожили. Знание и понимание детей можно черпать только из уважения и равного отношения к ним.

16.  Какие Ваши детские мечты осуществились?
Сначала осуществлялись, потом рушились вместе с судьбой огромного государства, потом светились вновь, затем надламывались и снова выпрямлялись. Такова жизнь, но – «не вешать нос, гардемарины!».
 
17.  Ваше жизненное кредо (девиз)?
Я придумал семейный герб. Гербовый щит разделен на четыре части. В первой – корабль под парусами с купидоном на корме в зеленом поле. Это означает: «Quam bene Navigant, quos amor dirigit», в переводе – счастливо те переплывают море, коими управляет любовь. Во второй части изображен лев с крестом и крыльями на бордовом поле: «La ten brule? Sion ne 1 iteeintpas» – сила происходит от доброго сердца. В третьем квадратике – новосибирские часы на коричневом поле: «Tot horas, quot vires» – сколько часов, столько сил. В четвертом – вечнозеленый кедр на синем поле: «Semper idem» – всегда тот же.
 
18.  Какой Ваш «внутренний» возраст?
Кто-то придумал про внутренний возраст. Мне кажется, что у человека как раз наступает разлад в душе, когда он живет не по возрасту.
 
19.  Ваше любимое блюдо?
О, я гурман. Я люблю готовить сам: и супы, и мясо, и птицу, и на огне, и на плите. Считаю, что каждый уважающий себя человек, будь то мужчина или женщина, должен уметь готовить пищу, ведь без неё нет жизни. Могу, конечно, кушать просто. Страшно люблю жареную картошку и картошечку с салом, но и всевозможные рукотворные деликатесы. Мои бабушка, папа и мама, жена, братья, дети – все умеют готовить. Какую свеженину готовила бабушка, какие колбаски – папа, котлеты и пюре – мама...
 
20.  Что предпочитаете смотреть по ТВ?
ТВ – это радость, грех, напасть одновременно. Смотрю спорт, культуру, высокохудожественные, особенно советские фильмы, искрометные комедии – все, что добавляет уму и сердцу. Телевизор нужно научиться выключать. Выключать, когда видите, что там идет нечто вам не на пользу, то, что вам не добавит ни ума, ни души.
 
21.  Любимый, особенно Вам близкий вид искусства?
Литература, живопись, кино, поэзия, песня, театр.
 
22.  Назовите самое радостное событие в Вашей жизни.
Их много. Рождение детей, внуков. Выход в свет книжек. Дни, извлекаемые из памяти сердца.
 
23. Черта характера, которая больше всего мешает Вам жить? А какая помогает?
Лень. Умение мечтать и осуществлять мечты и придумки.
 
24.  На какое животное Вы похожи?
На человека. Помните, у Василия Осиповича Ключевского: «Человек – величайшая в мире скотина». Люблю собак за верность, за преданность, за понимание и умение дружить. Люблю лошадей: одних за красоту, других за способность тянуть тяжелый воз, за умение выполнять каждодневную тяжелую работу.
 
25. Среди каких людей (или в какой обстановке) Вы чувствуете себя наиболее комфортно?
Среди друзей и единомышленников, в кругу семьи, когда в ней все ладно.
 
26. Что бы Вы посоветовали себе – ребенку, если бы у Вас была такая возможность?
У-у! Читал бы запоями, бегал, прыгал и ночи проводил бы в беседах с друзьями и родными, рассуждая о важных вопросах.  В общем, так, чтобы ничего зря.
 

II. «Писателями не рождаются»
Перевел дух и отвечаю на вторую половину вопросов, названную «Писателями не рождаются». (И впрямь, не встречал ни одного ребенка, который бы еще в роддоме начал писать.)
 
1.-2. Как начиналась Ваша творческая биография? Помните ли Вы свою первую публикацию?
Я думаю, что все началось со школьного сочинения в девятом классе на зимних каникулах. Я не очень любил литературу и до восьмого класса включительно мы сочинения писали, собираясь вместе у Леши Старикова, и старательно списывали их из учебников, которые были в большой библиотеке Лешиного папы, преподавателя русского языка и литературы в Куйбышевском сельхозтехникуме.  

В 9 классе у нас появилась новая учительница – Лидия Ивановна Томзикова. Учитель от Бога. Сразу нам понравилась. Она  утихомирила одного из наших одноклассников, любившего похулиганить на уроках, к тому же пишущему даже диктанты на двойку. Звали этого хлопца Васей. И вот как только Васька делал что-то не так, она скашивала рот и произносила: «Ва-ся, Ва-ся», – так, как будто чешет поросенка за ухом. Класс хохотал, а когда выходили на перемену, все дружно говорили ему: «Ва-ся, Ва-ся», так же скашивая рот и подражая интонациям «Лидушки».
Поначалу у нас складывались хорошие отношения, но потом ее стала раздражать моя постоянная улыбка: она думала, что я подсмеиваюсь над ней, однако относилась она ко мне ровно. Лидия Ивановна не любила одиночные уроки литературы, а вот спаренные, два по сорок пять минут, да еще обе перемены прихватывала – это ее стихия. Как-то раз она пришла на одиночный урок и вдруг спросила меня: «Водя (так сокращенно от Володи звали меня одноклассники), ты шахматист, что там происходит на матче на первенство мира между Талем и Спасским?». Я любил шахматы, Таль для меня был кумиром, и я стал рассказывать, а она что-то еще уточняла, переспрашивала. Я отвечал. Класс показывал мне оттопыренный большой палец, шептал: «Давай, давай, ври дальше». Прозвенел звонок, Лидия Ивановна схватилась за голову: «Боже мой! Урок проговорили! Меня же из школы выгонят! Ребята, придите в воскресенье, часов в десять, наверстаем». Пришли. Лидия Ивановна четыре часа подряд читала нам Пушкина, Лермонтова, Пастернака, Ахматову, Цветаеву. После этого мы регулярно, примерно раз в месяц, попадались на её «разговорные уловки». С удовольствием попадались. Вот эта самая Лидия Ивановна задала нам сочинение в девятом классе на вольную тему.  Я написал очень искренне.

Спустя примерно месяц после каникул Лидия Ивановна принесла на урок наши тетрадки с опусами и, положив их пачкой на стол, произнесла: «Ну, Водя, ну, Шамыч, молодец!».   И стала читать вслух мое сочинение:  «Когда я был маленьким, я любил слушать бурю...».  Я густо покраснел. Она подошла ко мне через весь класс (я сидел на задней парте) и поцеловала в макушку. С тех пор я стал ее любимчиком. Ну а любимчик литераторши должен ведь стать писателем. Согласитесь.

Первый текст, который я считаю своим произведением, – это рассказ о первой любви, после расставания. Учился я тогда на третьем курсе института и первый раз прочитал его своему другу и однокласснику Юре Шабурову в тамбуре железнодорожного вагона, когда мы ехали в родной Куйбышев. Ему очень понравилось. Потом было много статей и официальных выступлений, которые я старался делать с душой и нестандартно, даже в большие доклады вворачивать что-то эдакое. Когда я придумал Городовичка, то попросил Юрия Михайловича Магалифа, известного маститого писателя, написать книжку про него. Юрий Михайлович согласился не сразу. Сначала он заявил, что сказок по заказу начальства (я тогда работал заместителем председателя Новосибирского горисполкома – по-нынешнему вице-мэром) он не пишет; потом сказал, что ему известно слово «городовой», а что такое «Городовичок», он не совсем понимает. И все же согласился, а уже через неделю позвонил мне и сообщил: «Слушай, я влюбился в твоего Городовичка!». Книжка получилась хорошая, но Городовичок, показалось мне, не совсем такой, как я его задумывал, и, когда он предложил написать мне книжку про вторую мою героиню – «Обинушку», царицу Подводного царства, я заявил, что про «Обинушку» напишу сам. Юрий Михайлович пригрозил: «Возьму большой, толстый карандаш и буду тебя править!». На том и сговорились. Согласно этой договоренности, я отнес готовую рукопись ему под карандаш. Через пару недель матёрый сказочник вошел ко мне в кабинет (я уже не работал начальником) и торжественно положил рукопись на стол.  С волнением я стал перелистывать страницы рукописи  «Обской легенды». На некоторых из них действительно жирным красным карандашом были сделаны пометки, а в конце – совсем толстое слово: «Молодец» с тремя большими восклицательными знаками. Вот так началось. И пошло, и поехало.
 
 
3. Писатель (поэт) — это?..
Писатель – это человек как человек, которому ничто человеческое не чуждо, но который не может справиться с желанием рассказать людям о том, что его тревожит, о чем он думает, и считает при этом, что у него сие получается. Некоторым помогает Бог. Поэт – это все тот же человек, которому тоже не чуждо все человеческое, только он умеет переносить свои глубокие мысли и чувства в музыку слова и этим заставлять нас сопереживать его настоящим движениям души. А глубина мыслей и чувств дана ему опять же Богом.
 
4. Когда пишете, кем Вы себя чувствуете: взрослым или ребенком?
Взрослым. Дети всегда пишут искренне, а взрослым для этого приходится бороться со всем, что налипло на их бока за жизнь, освобождать душу от опыта жизнестойкости и жизнеприспособления.
 
5. Кто первым читает рукопись Вашей новой книги?   Я. Потом дочь, жена.
 
6. Чьим мнением о своих книгах особенно дорожите?
Своим. Ну и читателя, конечно. Приятно, когда книжки нравятся людям, которых ты уважаешь, мнение которых ценишь. А если видишь, что её с интересом читают дети, тут уже «именины сердца».
 
7.  Почему Вам нравится быть писателем?
Вовсе не нравится. По мне, лучше быть читателем. Правда. Догадайтесь: почему?
 
8. В каком соотношении должны быть вымысел и правда в книге? Какова их роль в произведении для детей?
Да хоть какой. От ста процентов до нуля. Главное, чтобы там были искренние невыдуманные чувства, которые волнуют вас, способны взволновать читателя. В своих книжках я ставлю задачу как можно больше рассказать детям о родной земле, о родном городе, поэтому практически все мои сказки опираются на факты, интересные, любопытные и зачастую необычные.
 
9. На каком этапе создания текста возникает заглавие?
На любом. У меня как-то так само собой получается, что оно возникает одновременно с замыслом книги.
 
10. Какие условия Вы считаете самыми подходящими для творчества?
Если пришла в голову счастливая мысль, если её подарило какое-то обстоятельство, если она прочно засела в сердце, то никакие условия не смогут уже помешать. Пишу хоть в поезде, хоть в самолете, раздумываю в машине или ещё в каком-нибудь неудобном месте. Закончить быстро, бывает, не дают обстоятельства, часто душевное неравновесие.
 
11.  Вы сознательно стали именно детским автором?
Да. Есть китайская поговорка, она утверждает: что познано в детстве – вырублено на камне, а что в старости – начертано на льду.
 
12.-13. Каким должен быть детский писатель? В чём истоки творчества для детей?
Истоки творчества для детей, мне кажется, должны располагаться, во-первых, в осознании того факта, что дети завтра придут нам на смену, и они должны быть лучше нас: грамотнее, интереснее, целеустремленнее, обладать большими знаниями, крепкой верой. Во-вторых, писать для детей – это значит писать для людей искренних, а еще, в свою очередь, значит, что и свою душу надо открывать настежь. Вот таким и должен быть детский писатель.

14. Мечтательность – это достоинство или недостаток?
Уноситься мыслью в какие-то обстоятельства, в высь, в придуманные тобой по-настоящему справедливые, достойные человека отношения – значит получать искреннее удовольствие, значит жить, дыша полной грудою, значит радоваться солнцу, дождю, ветру, шелесту трав...
 
15.  Изменило ли Вас Ваше творчество?
Наверное, изменило. Только вот в какую сторону? Куда направлен вектор этих изменений? Бывает так, что писатели становятся обидчивыми или так ковыряются в душевных переживаниях, что забывают о настоящей жизни; так уходят в себя, что им нет дела до своего народа, своей родной земли. Можно мой личный ответ найти в моем гербе.
 
16. Кого из молодых, начинающих литераторов Вы можете выделить?
К сожалению, к своему стыду, я не знаком с молодыми новосибирскими литераторами и ничего не могу сказать в ответ на этот вопрос.
 
17. Одно и то же ли для Вас диалог с читателем и диалог с ребенком?
Ой-ёй!  Вот это вопрос. Ребенок – он человек. Он и есть читатель, да еще самый важный.
 
18.  Каким Вы представляете своего читателя? Опишите этот образ.
Представляю себя в детстве вдвоем с книжкой. Мне интересно, мне хорошо, уютно. Жизнь кажется такой увлекательной, во мне возникает желание, нет, даже уверенность, что и я что-то полезное смогу сделать для человечества (ни больше, ни меньше). Мир смотрит на меня глазами звезд, луны, солнца, я же смотрю на мир душою.
 
19.  Чему Ваш читатель Вас учит? Чем помогает?
Общению с ним, сопоставлению точек зрения, разному восприятию жизни. Помогают мне мои юные читатели своим желанием познавать мир своей непосредственностью, своей молодостью и искренностью. После общения с ними душа подставляется свету: солнечному, звездному, лунному, душевному.
 
20.  Чему Вы учите своего читателя?
Ничему. Я делюсь с ним тем, что волнует меня. Находит ли читатель интересными мысли или извлекает уроки из моих размышлений, из моего состояния души, прислушивается ли к ним, размышляет об этом – смею надеяться, что да. Иначе не стоит писать.
 
21.  С кем из литераторов Вам довелось общаться, дружить?
Со многими. Вряд ли перечисление их фамилий прольёт свет на что-либо. Хотя, «скажи мне, кто твой друг...». Дружил с Юрием Михайловичем Магалифом, Сашей Плитченко, дружу с Мишей Щукиным, а знал, действительно, многих из тех, кого уже нет, и тех, кто, слава Богу, еще творит. Думаю, важнее, что во всех этих знакомствах я видел возможность приглядеться, понять – интересные же люди. Подавляющее большинство из них вызывают у меня искреннее уважение. Я бы даже сказал так: мне повезло с современниками, я счастливчик, потому что знаком со многими людьми талантливыми, направляющими свое дарование на службу своему народу, Сибири, России-матушке.
 
22. Чем собираетесь в ближайшее время порадовать читателей?
Надеюсь, что в ближайшее время допишу книгу «Одиннадцать десятиц столицы Сибири», задумал новые сказки и ещё кое-что познавательное (секрет). От замыслов голова трещит, а времени чем дальше, тем всё меньше. Писателя всегда губит общественная деятельность, но она тоже необходима, если речь идет о реализации каких-то полезных людям задумок.

23.  Ваше напутствие детскому писателю?
Пишите. Только не забывайте о народе, живущем на той же земле, что и вы, о самой родной земле, о городах, поселках и деревнях, что поставлены трудом отцов и дедов, прадедов; об их судьбах, о русском духе, о природе нашей необыкновенной. Пишите, пожалуйста, пишите. Я так понял вопрос, что это напутствие к пишущим детям? Тогда готов повториться ещё раз. Пишите.
 
P.S. Читатель, наверно, удивится, почему я наставил восклицательных знаков после нумерации вопросов – это я выразил свое удивление: сколько же их может возникать к писателю? Мама родная!
 
 
 

 

Произведения В.В. Шамова для детей
 
 
Шамов, В. В. Катеринина тайна / В. В. Шамов; худож. Л. В. Трещева. – Новосибирск : Кн. изд-во, 1995. – 78 с. : ил.

Книга в своеобразной форме знакомит с историей столицы сибирской. Как и у всех столиц, у Новосибирска есть свои тайны, связанные с его рождением.
 
Одна из них – про любовь Обинушки и первостроителя Иванушки. Владычица Обская поведала и другую легенду – о Катерине – управительнице Обского Подводного царства.
 
Многие страницы посвящены покорению Сибири Ермаком, тому, как шло продвижение русских в эти места.
 
 
 
 
 
 
Шамов, В. В. Легендные россыпи : фантастические путешествия во времени /  В. В. Шамов; ил. Л. В. Трещева. – Новосибирск : Кн. изд-  во, 1997. – 141 с. : ил.

Читателю предстоит путешествие в век шестнадцатый, во времена Ермака Тимофеевича, казацкого атамана, присоединившего к Руси сибирские земли в царствование царя Ивана Грозного.

Привлекает внимание и таинственная история старца Федора Кузьмича. Прочитав эту книгу, можно узнать о замечательном человеке Семёне Ульяновиче Ремезове – картографе, архитекторе, летописце.
В ней рассказывается о происхождении названий Заельцовский бор, Бугринская роща, Затулинка. А еще – предлагается адрес Городовичка, по которому можно написать ему письмо.
 
 
 
 
Шамов, В. В. Новосибирские сказки / В. В. Шамов;  рис. Е. Третьякова. – Новосибирск : Кн. изд-во, 2001. – 103 с.: ил.

Небольшие увлекательные сказки знакомят  с историей Новосибирска, некоторыми его замечательными  жителями, городскими достопримечательностями.
 
Как и в предыдущих книгах В. Шамова, здесь действует полюбившийся всем Городовичок.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Шамов, В. В. Обская легенда / В. В. Шамов; худож. Л. В. Трещева. – Новосибирск : Кн. изд-во, 1994. – 54 с. : ил.

Есть в Сибири река Обь – Великая, на ней стольный город Новосибирск. Обинушка – царица Обская. Она-то и рассказывает о событиях весны 1893 г., когда началось строительство моста через Обь.
Из ее легенды можно узнать о первостроителе Иванушке, о том. каким он мечтал увидеть Новосибирск, как хотел, чтобы будущие жители любили свой город. Ведь начинали его 110 лет назад с любовью...
 
 
 
 
 
 
 
Шамов, В. В.  Фонтаны над Обью : сказ о будущем, настоящем и прошлом / В. В. Шамов; худож. Е. Третьякова. – Новосибирск:  Кн. изд-во, 2005. –220 с. : ил.

В. В. Шамов написал книгу путешествий во времени. Главные ее герои живут в Новосибирске 200-летнем.

Автор знакомит нас с новосибирцами, чьи мысли и чаяния, вдохновение и труд посвящены родному городу.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 
 
Литература о жизни и творчестве
 
Как научиться любить родную землю, или Сказ о Городском Придумщике. – Новосибирск : Сибирская горница, 2011. – 88 с.
 
***
 
Шамов В. В.  Жизнь – это люди, которые тебя окружают // Сибирская горница. – 2003. – Спец. вып. – С. 24-32.
Конкурс Книгочеев: блок вопросов по страницам легенд и сказок Владимира Шамова // Рост. – 2002. – № 28. – С. 3 ; № 29. – С. 3.
Сибирская, С. Главный придумщик города // Советская Сибирь. – 2001. – 13 ноября. – С. 4.
 
 
Новосибирская областная детская библиотека им. А.М. Горького, 2007-2017
Описание постельного белья интернет магазин здесь.

Яндекс.Метрика