написать письмо на главную

Версия для слабовидящих


Главная
Электронный каталог
Новости
О библиотеке
Услуги
Ресурсы
Муниципальные детские библиотеки Новосибирской области
Наши конкурсы
Методические материалы
Портреты писателей
Рассказы о книгах
МАКСИМКА предлагает
Фотогалереи
Гостевая книга
Полезные ссылки

Поиск по сайту
 
 ■ Библиотека ■ Портреты писателей ■ Новосибирские писатели ■ Гончаров Станислав Сергеевич  

Гончаров Станислав Сергеевич


 
21.01.1921 г., с. Вязноватовка Воронежской области
 
 

«В ДЕТСТВЕ и СЕЙЧАС»
 

1. Когда и где Вы родились? Расскажите немного о Вашей семье.
Я родился под знаком Стрельца в селе Вязноватовке Воронежской области, в декабре, когда оставалось 11 лет до начала Великой отечественной войны. Очень неподходящее для рождения время: разгар зимы, дороги занесены снегом. По этой причине нового гражданина молодой Советской страны долгое время не могли зарегистрировать в районном центре.

Младенец был беспокойным, словно предчувствовал трудный жизненный путь, по которому ему предстояло идти. Но пока было всё хорошо. Мать - директор школы, преподаватель русского языка и литературы, отец - ветеринар и бабушка - учительница младших классов, души не чаяли в дитяти.
Вечерами семейство, страстно влюбленное в литературу, собиралось возле керосиновой лампы. Читали стихи, отрывки из произведений и под гитару исполняли песни Есенина. Ещё бабушка любила декламировать отрывки из поэмы Пушкина «Полтава», которую знала наизусть.

С 4-х лет я был предоставлен самому себе, летом бродил по лугу, купался в мельничном пруду, а зимой меня закрывали в квартире на замок, когда родители уходили на работу.

2. Назовите три ассоциации, связанные с Вашим детством. Поясните их.
Детство следует разделить на две части: розовое и чёрное. Розовое - луга с розовым клевером, по которым я бродил, водяная мельница с её колесом, разбрызгивающим серебряные брызги. И уж, конечно, ловля пескарей на удочку. А ещё розовая ленточка, которую подарила мне одноклассница.
Чёрное детство. Война. Беспрерывная артиллерийская канонада, не дающая спать по ночам. Рытьё окопов на подступах к селу.

Над селом кружили «Мессершмиты» с черными зловещими крестами. Цельнометаллические, с каким-то особым завыванием моторов, отличные от наших самолётов, ведомые лётчиками ассами.
Из Воронежа прилетали наши истребители, фанерные, обтянутые перкалью - разновидностью клеёнки. Не имеющие опыта воздушного боя пилоты бросались на врага, но самолёты тут же падали, объятые пламенем. А с неба  сыпались листовки: «Русские лётчики отважные, но самолёты бумажные».
Люди голодали, а в это время горели амбары с зерном; выполнялся приказ Сталина: « На пути врага - море огня !».

И толпы беженцев - евреев на подводах. Потом был бой. Он продолжался долго. Сотрясалась от разрыва снарядов земля, стрекотали пулемёты. Мы сидели в щели - семейном бомбоубежище, которое надо было соорудить в обязательном порядке.

А в хлеву от страха или от голода ревела корова. Потом взрывы прекратились, но бой ещё продолжался, судя по пулеметной трескотне. Я взял мешок и пошел на луг нарвать клевера корове. «Берегись самолётов!», - напутствовала мама. Но их было слишком много, а как можно уберечься от этих страшных летающих машин, когда они кружили над селом, как стая ворон.

Стараясь быстрее наполнить мешок, забыл об опасности. Вдруг раздался страшный рев, я выпрямился и встал рядом с мешком, наполненным клевером. Прямо на меня летел самолёт, но прятаться было уже поздно.

На бреющем полете он пролетел совсем низко над кустами. Я увидел обращенное ко мне лицо лётчика сквозь плексигласовый фонарь кабины. Сделав крутой вираж, самолёт улетел, а я ещё долго стоял и не мог прийти в себя от страха.

Потом была оккупация. Квартировавший в селе немецкий полк ушёл, бросив возле нашего стога сена двуколку без колёс для перевозки снарядов. Я долго думал, как распорядиться этим подарком судьбы, потом начал разбирать её на доски, чтобы сделать лодку.
Вдруг подошли два немецких офицера, один из которых был эсэсовцем, а другой пехотинцем. Эсэсовец начал страшно ругаться.

Из набора бранных слов  понял только «флюхтер хунд» -паршивая собака. Потом он начал требовать колёса. Я как мог объяснил ему, что колес не было. Он не поверил, схватил доску, которую я уже успел открутить, и ткнул меня ею в живот. От удара я упал на спину в снег, но успел ухватиться за конец доски. Немец рванул доску из моих рук и тоже упал под гомерический хохот своего спутника. Рассвирепев, эсэсовец выхватил пистолет, а я в это время успел заскочить за стог сена. Немец начал гоняться за мной, некоторое время мы играли в догонялки под хохот второго офицера. Затем я бросился к дому, заскочил на кухню и молча сел на лавку. Рассвирепевший эсэсовец вбежал следом, держа в руке пистолет, свободной рукой он ударил меня по голове. Ничего не понимающие мама и бабушка закрыли меня своими телами со словами: «Пан, что вы делаете, за что ребенка бьете?» Тут вошел второй офицер и показал эсэсовцу на часы. Мама и бабушка начали уговаривать эсэсовца, используя скудный запас немецких слов. Эсэсовец немного успокоился, спрятал пистолет, и, коверкая русские слова, дал понять, что, если к часу следующего дня колес не будет, то «тебя пук! и тебя, и тебя пук!», показывая поочередно на меня, маму и бабушку.

После этого немцы ушли, оставив нас в шоковом состоянии. Всю ночь мы не спали в ожидании расстрела, потому что немцы народ пунктуальный и исполнительный.
Утром бабушка надела свою праздничную шаль и пошла в центр села к коменданту. Это был рискованный шаг, так как были случаи, когда приходившие к коменданту жалобщики на произвол немцев не возвращались домой.

Часовой пропустил её. В комендатуре сидела молодая переводчица. Срывающимся голосом бабушка объяснила ситуацию. «Сейчас я доложу герру коменданту», - сказала переводчица и пошла в другую комнату. Вскоре она вернулась и сказала, что комендант ждет её. Комендант оказался довольно вежливым и корректным. Через переводчицу бабушка объяснила ему, что колес не было, а их требуют и обещали нас расстрелять. Комендант спросил, какие знаки различия были у офицеров и сильно ли били мальчика. Бабушка со страху не запомнила знаки различия, но комендант успокоил ее и сказал, что они больше не придут. Бабушка прилетела домой как на крыльях. Сначала мы обрадовались, но вспомнили, что немцы слов на ветер не бросают, и когда стрелка часов приближалась к часу дня, мы со страхом ожидали расправы. Не выдержав напряжения, решили бежать из дома. Мама одела сестренку, взяла небольшой запас продуктов. Но Воронежская область - не Сибирь, лесов поблизости нет! Решили бежать в болото, где были заросли ольхи. Мама послала меня к соседнему дому, чтобы я смотрел, не появятся ли немцы. В случае их появления    мы должны были бежать в болото. Но комендант сдержал слово, и палачи не пришли. Мы еще долго не могли придти в себя и не спали  несколько ночей.
 

3. Любимые и нелюбимые школьные предметы.
Нелюбимым предметом была математика, хотя по ней, как и по остальным предметам, я имел отличные оценки. Любимыми были география, история и литература. Особенно была интересна география.
Стоя у карты и отвечая урок,   я  любил    указкой водить по странам и континентам, добавляя к материалу по  программе описания природы, вычитанные из художественной литературы, например, природы Новой Зеландии из романа Жюля Верна «Дети капитана Гранта». Учителям это нравилось.
 
4. Вы были примерным учеником? А каким Вы были учеником?
Я не был примерным учеником. Много неприятностей доставлял родителям. Привыкший к тому, что мне всё позволялось дома, не изменил свои привычки и в школе. Например, однажды, по пути в школу, я подобрал две мадьярские гранаты. После панического бегства оккупантов этого «добра» много валялось прямо под ногами. Красненькие такие цилиндрики с тёмными ободочками и с ремешком посредине. Красивые «игрушки», ну как тут удержаться, чтобы не подобрать!

Довольно часто мы, мальчишки, развлекаясь, уходили подальше от села и бросали их, наслаждаясь звуками взрыва.  Конечно, нас ругали за это. Многие мои сверстники покалечились и даже погибли от такой «игры» с боеприпасами.

В школе на перемене я объявил, что буду бросать гранату. Сразу же нашлись зрители, в основном девчонки, ради которых и собирался затеять представление. Выйдя на крыльцо, я торжественно приподнял страшную «игрушку», показывая её зрителям, потянул за ремешок и выдернул предохранительную чеку. И испугался. Но чеку назад не вставишь. Хотя граната ударного действия, её можно было держать в руке сколько угодно. Но бросать надо было обязательно, теперь она могла взорваться от малейшего удара. И я метнул опасную находку. И сразу же, осмелев, то же самое проделал и со второй гранатой.

Два взрыва один за другим потрясли школу. Из оконной рамы вылетело стекло, но, к счастью, не разбилось. Зрители бросились назад в классы, я вслед за ними. Пришел и, как ни в чём не бывало, сел за парту.

В школе переполох. Примчалась разгневанная директор (моя мама), которой всё уже успели доложить. Резким движением она извлекла меня из-за парты, надавала подзатыльников и потащила к выходу, не забывая поддавать по дороге порцию шлепков.
Вытащив меня на крыльцо, она столкнула меня со ступенек со словами: «Не появляйся больше ни в школе, ни дома!».

Оглушённый от шлепков больше, чем от разрыва гранат, бросать которые для меня было обычным делом, я отправился на водяную мельницу к товарищу Ванюшке Белякову, который дневал и ночевал на этой мельнице, заменяя мельника-отца. Там я прожил два дня. И мне это очень понравилось. Мы пекли лепёшки, ели жареный горох. Вдобавок крестьяне, приносившие зерно на помол, подкармливали нас. Ночью мы зарывались в кучу соломы, наваленной на полу сторожки, и спали в ней.  Меня долго  искали,  нашли  на второй день и «торжественно» доставили домой.
 
 
5.  На кого из людей, которых бы видели, о которых слышали, Вам хотелось быть похожим, почему именно на него?
Я хотел быть похожим на Саню Григорьева из книги Вениамина Каверина «Два капитана». За его   целеустремлённость: найти затерянную экспедицию  капитана Татаринцева. И за его девиз «Бороться и искать, найти и не сдаваться !».
 
6. Ваши любимые писатели и книги в детстве, в зрелом возрасте.
Я никогда не делал различия между детской и взрослой литературой, читал всё подряд. В пятом классе прочёл поэму «Евгений Онегин», а сейчас с удовольствием читаю сказки для детей. Но больше всего мне нравились и нравятся фантастика и приключения. Мне близки фэнтези - нечто среднее между сказкой и фантастикой, а также юмористические произведения, например, «Тартарен из Тараскона» Альфонса Доде, произведения Ильфа и Петрова, «Похождения бравого солдата Швейка» Ярослава Гашека, «Гаргантюа и Пантагрюэль» Франсуа Рабле и  т.д.

В детстве при свете керосиновой лампы читал на одном дыхании «Из пушки на Луну», «Дети капитана Гранта», «Таинственный остров» Жюля Верна.
Повзрослев, увлекался произведениями Эриха Марии Ремарка «Чёрный обелиск», «Три товарища» и т. д. Нравятся детективы Александра Бушкова, фантастика Герберта Уэллса («Война миров», «Человек-невидимка», «Машина времени». Без ума был в свое время от сказки А. Волкова «Волшебник изумрудного города», от фантастики   А.   Беляева.
Не  нравятся детективы Дарьи Донцовой.
 
 
7.  Приходилось ли Вам особенно остро переживать судьбу литературного героя?
Приходилось, ещё и как! А как не переживать, когда мама и бабушка плакали над судьбой Артура из романа Войнич «Овод». И мои глаза тоже наполнялись слезами во время семейного чтения этого прекрасного романа.
 
8. Какой литературный персонаж Вам наиболее близок, и почему?
Мартин Иден из одноимённого произведения Джека Лондона.  Его литературная судьба напоминает мою.

9. Кем Вы хотели стать в детстве?
В детстве, да и не только в детстве, я мечтал стать космонавтом. Особенно большое впечатление на меня произвело произведение Герберта Уэллса «Война миров». Загадочная планета Марс. Есть ли там жизнь? Может быть там всё такое, что перевернет все наши представления о земном существовании. Возможно, там есть даже  эликсир бессмертия?
На третьем курсе института я по наивности подавал заявление с просьбой зачислить меня в экипаж при подготовке полета на Луну.
 
10. Мечтали ли Вы поскорее стать взрослым, и почему?
Взрослым я стать не мечтал, мне всегда хотелось остаться маленьким. После четырех лет службы в армии вернулся в деревню, к лугам, пруду и водяной мельнице. Мне опять хотелось повторить своё детство. И мама с бабушкой говорили: «Почувствуй себя опять ребёнком, отдохни у нас.»  Но отдых был очень кратковременным. Взрослые с их вечными житейскими делами и заботами, далёкие от романтики, всегда казались мне скучными и неинтересными.
 
11.  О ком из старших Вам хочется рассказать: бабушках, дедушках, родителях, учителях, соседях?
Мне хотелось бы рассказать о своих самоотверженных родителях и родственниках - учителях, которые в неимоверно тяжелых военных условиях сеяли «доброе, вечное». Бабушка учительствовала ещё  до революции и в гражданскую войну.

Мама и бабушка не прекращали занятий даже в самые тяжелые военные времена, в условиях холода и голода, когда в классе был только один человек, занятия не прекращались, хотя учителя были голодны, и о зарплате не могло быть и речи. Во время оккупации школой служила ветхая избушка, а занятия велись при соблюдении строгой конспирации, потому что оккупанты не разрешали вести занятия.
А потом, уже после освобождения, когда маму представили к ордену Ленина, в Москве не утвердили ее кандидатуру потому, что кто-то донес, что она работала при немцах.
 
 
12.  С чем связано Ваше самое яркое детское воспоминание? Что особенно часто вспоминается из детства?
Когда горел наш дом, родители бросились его тушить вместо того, чтобы выносить вещи. Я заскочил вовнутрь, через окно, когда дом был уже объят пламенем. Передо мной на стене висели мамина доха и гитара. Было ясно, что второй раз проникнуть сюда не удастся. Для выбора оставались считанные секунды. Я выбрал гитару. После пожара мы сделались бедняками.
 
13. Где Вы учились и кем работали?
Я закончил институт инженеров железнодорожного транспорта в городе Ростове-на-Дону. Работал мастером, потом начальником паровозного депо в г. Свердловске. Потом в Воронеже главным инженером на фабрике. После женитьбы переехал в город Бердск. Работал на заводах, в Академгородке старшим инженером в Институте теоретической и прикладной механики, потом в Бердске и опять на заводе - механиком сборочного цеха, конструктором, начальником участка, корреспондентом газеты  «Голос труда».
 
14. Какие книги Вы читали своим детям?
Своим  детям,  как  и  все родители,  я  читал  книги  Корнея Чуковского, Самуила Маршака, Агнии Барто. Но больше всего экспромтом придумывал сам.
 
15. Откуда Вам хорошо знаком, понятен, близок, интересен мир детства?
Когда я был совсем маленьким, меня не с кем было оставить дома, и бабушка, учительница младших классов, брала меня с собой на занятия. Там общался с детьми, которые в перерывах играли со мной. И уже повзрослев, я часто приходил в бабушкины классы.
А когда  стал семейным человеком, у меня родился старший сын Андрей. К нему часто приходили товарищи, мы жили на берегу реки Берди, катались на лодке, рыбачили и совершали прогулки по живописным местам.
Потом родился второй сын Сергей, и снова квартира превратилась в детский сад, и вновь повторилось общение с детством.
Сейчас же я снова окунулся в детский мир - пошли внуки и внучки. Видно, на роду написано оставаться всё время с детьми.
 
16. Какие Ваши детские мечты осуществились?
Осуществилась моя детская мечта стать космонавтом. Пусть не реально, а виртуально, но   вместе с космонавтами, о которых писал в фантастическом сборнике «Гомо акватикус», я побывал в загадочной Вселенной и на другой планете.
 
17. Ваше жизненное кредо (девиз)?
 
Мой девиз:
Какое б море мелких неудач,
Какая бы беда тебя не удручала,
Руками стисни горло и не плачь,
Садись за стол и всё начни сначала.
18. Каков Ваш «внутренний» возраст?
Мой внутренний возраст 12 лет. Отлично помню, каким я был в это время. Иначе  не смог бы писать для детей. Я остро переживаю все те события, какие происходят с моими персонажами. Мало того, сам участвую во всём том, что происходит с моими героями. В другом внутреннем возрасте быть нельзя, если пишешь для детей.
 
19. Ваше любимое блюдо.
Мои любимые блюда: фрукты и овощи, молочные продукты. Люблю всё сладкое, приучен с детства.

20. Что предпочитаете смотреть по ТВ?
По телевизору люблю смотреть всё, что связано с космосом, а также фантастику,  «Вести», иногда мультики. На остальное не хватает времени, да и не со всем согласен и поэтому не все принимаю.
 
21. Любимый, особенно Вам близкий вид искусства.
Люблю живопись, очень люблю оперетты, хотя в последнее время в театр не хожу, всё из-за той же нехватки времени. Тороплюсь. Мне нужно быстрее издать серию сказок, чтобы затем приступить к осуществлению своей давней мечты - изданию «Геомагнитных парусов».
 
22. Назовите самое радостное событие в Вашей жизни.
Конечно же самым радостным событием в моей жизни было, кроме рождения сыновей, издание первой книги-газеты «Прогулка по любимым мозолям».
 
23. Черта характера, которая больше всего мешает Вам жить. А какая помогает?
Больше всего мне мешает творить моя несобранность. Я хватаюсь сразу за несколько дел, за сказки, фантастику и юмор. Известно, что получается, когда человек гоняется сразу за тремя зайцами.
Помогает то, что я всё-таки умею взять себя в руки и делать что-нибудь одно.
 
24. На какое животное Вы похожи?
Я самый настоящий горный козёл, который лезет на кручу, срывается, падает.   Получает   синяки   и   шишки,   но   это   не останавливает его, и он снова карабкается вверх и только вверх. Внизу ему нет места.
 
25.  Среди каких людей (или в какой обстановке) Вы чувствуете себя наиболее комфортно?
Наиболее комфортно  чувствую себя в школах, в обществе преподавателей.
 
26.  Что бы Вы посоветовали себе - ребенку, если бы у Вас была такая возможность сейчас, в зрелом возрасте?
Себе - ребёнку я посоветовал бы не распыляться. А выбрать одну цель в жизни и идти к ней, не обращая ни на что внимания, не отвлекаясь на мелочи, не считаясь с материальными затратами.
 

 
 ПИСАТЕЛЯМИ НЕ РОЖДАЮТСЯ?
 
1. Как начиналась Ваша творческая биография? Помните ли Вы свою первую публикацию?
Рождаются, но этот дар может быть преумножен или утрачен.
 
2. Что для Вас стало предпосылкой к литературному творчеству?
Первое своё стихотворение я написал, когда мне было 5 лет. В нашем доме часто собирались учителя. Пили из самовара чай, пели песни, танцевали и вели дискуссии о грядущей мировой революции, о войне с буржуями, которые находятся где-то в Европе и скоро нападут на нас. Но они, конечно, будут разбиты, и начнется мировая революция. Всё, что слушал, отразилось в моём сознании. Потом, лёжа на печке, в одиночестве, я написал:
 
И вот разобьём мы всех этих гадов,
Европу причислим к себе.
Казачка, казачка с испуганным взглядом.
Казачка глядит на мине.

Я   перепутал   пузырьки   и   вместо   чернил   взял   пузырёк  с креолином (авторучек-то не было!), которым отец-ветеринар лечил животных. После второго куплета, который я не помню, пузырёк упал с печки и разбился к великому огорчению отца, так как лекарство это было большим дефицитом.
Второе  стихотворение я  написал,  когда служил  в  армии,  в авиации, среди патриотически настроенных военнослужащих.
 
В высоту голубого простора
Улетает стрелой самолёт.
Душу сливши с душою мотора,
За рулём комсомолец-пилот.
Облетая лазурные дали,
Смотрит он и вперёд, и назад.
А на крыльях его, как медали,
Ярко-красные звёзды горят.
Сокол сталинский, светлые крылья
Ты простёр над отчизной родной.
Ты полётом могучим орлиным
Охраняешь наш мир молодой.
Отгремели военные грозы,
Расцветает родная земля,
И сияют рубинами звёзды
На сияющих башнях Кремля.

Стихотворение было напечатано в армейской газете.
После института я увлёкся изобретательством, придумывал всякие фантастические проекты. Получил даже из Комитета по делам изобретений и открытий авторское свидетельство на изобретение машины для сбора облепихи. На остальные заявки приходили    отказы.    Тогда    я    подумал - нельзя    ли    эти фантастические проекты выполнить в виде рассказов. Но оказалось, что писать, не менее трудно, чем изобретать. Я посылал рассказы в центральные журналы, но мне приходили отказы.

Однажды отправил рассказ в журнал «Смена». Рукопись совершенно не подходила для этого издания, но опытная журналистка увидела в ней нечто большее и написала мне, что я литературно одарённый человек, и что мне надо писать. Стал уже более серьёзно относиться к своему творчеству.
Нельзя сказать, что я не писал до того, как начал писать фантастику. Но это были небольшие юморески, анекдоты, которые сами лезли в голову, в основном по пути на работу.

Работая в Академгородке, затем  в Бердске на заводе, я всё больше погружался в литературный мир. В Бердске, на заводе, я публиковал статьи, рассказы в газетах «Голос труда» и «Ленинский путь».
А после работы, в шесть часов вечера спешил на электричку в Новосибирск, на занятия в клубе фантастов «Амальтея». Одновременно сотрудничал в газете «Советская Сибирь», в клубе юмористов, где регулярно выходили мои юморески. Начиная с 1980 года, каждый новогодний номер «Советской Сибири» печатал мои  юморески. Потом  стал     работать корреспондентом газеты «Голос труда». Затем начал издавать свои газеты, книги, фантастику, а от фантастики до сказок - рукой подать.
 
 
3. Писатель (поэт) - это...
Писатель - это человек не от мира сего. Когда все другие наслаждаются жизнью, он сидит за столом. Ему некогда заниматься своим здоровьем, ходить в театры или другие увеселительные заведения. К нему предъявляются высокие требования. Каждая личность не обязана быть писателем, но каждый писатель обязан быть личностью.
 
4. Когда пишете, кем Вы себя чувствуете, взрослым или ребенком?
Чувствую себя только ребёнком. Причём одногодком своего героя. По-другому нельзя.
 
5.   Кто первым читает рукопись Вашей новой книги?
Первым читателем является жена. Она же и критик.

6.    Чьим мнением о своих книгах особенно дорожите?
Мнением писателя-фантаста Геннадия Мартовича Прашкевича и жены Людмилы Андреевны Гончаровой.
 
7.   Почему Вам нравится быть писателем?
Потому что мои произведения нравятся читателям.
 
8.   В каком соотношении должны быть вымысел и правда в книге? Какова их роль в произведении для детей?
О вымысле надо забыть, писать правду и только правду. А вымысел рождается сам из реальности. Это как молоко на плите. Хозяйка и мысли не допускает, что оно убежит, но оно вдруг переплескивается через край, вопреки желанию хозяйки. Когда после реальности вдруг появляется вымысел, то читатель, привыкший к реальности, воспринимает вымысел как реальность. В этом прелесть фантастики и сказок. Того и другого получается примерно поровну.
 
9.  На каком этапе создания текста возникает заглавие?
Начиная работать над новым произведением, писатель сразу же даёт ему заглавие. Но в процессе работы возможны изменения жанра, в связи с этим меняется и заголовок. Это происходит примерно во второй части изложения. У меня бывает так. Как бывает у других, не знаю.
 
10. Какие условия Вы считаете самыми подходящими для творчества?
Самым   подходящим  условием     для   творчества   является одиночество.
 
11. Вы сознательно стали именно детским автором?
Нет, все это произошло само собой.
 
12. Каким должен быть детский писатель?
Прежде всего, он должен быть правдивым. Дети чувствуют фальшь. Избегать сюсюканья, всё должно быть в меру.
Избегать чрезмерной слащавости, но в то же время прививать чувство нежности. Не следует делать из ребёнка тепличное растение. Но, показывая изредка суровую действительность жизни, не надо забывать, что ее грубость может ранить сердце ребёнка. Тут следует быть очень осторожным и балансировать на грани. Поэтому эпизод о том, что злыдни съели террориста, я преподношу в виде шутки: подумали, что жевательная резинка, лизали, лизали и незаметно съели.
А  вообще-то сам я  воспитывался  в атмосфере  нежности.  С грубостью сталкивался только на улице и нисколько не страдал от этого. И детям я стараюсь привить такие качества, как мягкость и нежность.
 
 
13. В чем истоки творчества для детей?
В беседах с детьми. Все дети, без исключения, мечтательны и любознательны. У одних только эти чувства развиты больше, у других  - меньше.  Вызвав   ребенка   на   откровенность, следует выяснить, что больше всего интересует его и почему.
 
14. Мечтательность - это достоинство или недостаток?
Без мечтательности не может быть художественного произведения для детей. Читая сказку или фантастику, ребенок сам как бы участвует в приключениях. Он мечтает о них.  У       него развиваются воображение и любознательность. Развитие воображения для ребенка имеет не меньшее значение, чем получение конкретных знаний. Не даром великий  Альберт  Эйнштейн   считал,   что   воображение   важнее знания, так как знание ограничено, а воображение нет.
 
15. Изменило ли Вас Ваше творчество?
Да, изменило. Я как бы сам побывал в своём детстве. Тот, кто пишет про молодость, сам в какой-то степени молодеет, если не телом, то душой.
 
16. Кого из молодых, начинающих литераторов Вы можете выделить?
Из  молодых, начинающих  писателей я  бы  выделил Виорэля Михайловича  Ломова  -   журналиста   «Сибирских   огней».  Это способный начинающий писатель. Он прекрасно владеет жанрами  прозы  и  поэзии.
 
17. Одно и то же ли для Вас диалог с читателем и диалог с ребенком?
Дети сейчас очень развиты. Порой даже забываешь, с кем разговариваешь, с взрослым или ребёнком. Но разница  всё-таки есть, про это нельзя забывать. Например, если с взрослым читателем можно иногда говорить намёками, то дети этого не воспринимают. Они воспринимают всё, как есть.
 
18. Каким Вы представляете своего читателя? Опишите этот образ.
Идеальный     читатель     для     меня -  это мечтательный, любознательный человек передовых взглядов, который увлекается фантастикой, сказками, любит юмор.
 
19. Чему Ваш читатель Вас учит? Чем помогает?
Читатели иногда дают мне полезные советы. Например, писать с продолжением, издавать книги более крупным шрифтом, делать хотя бы одну цветную иллюстрацию.
 
20. Чему Вы учите своего читателя?
Я учу своего читателя торжеству победы добра над злом. Какой бы силой зло не обладало, оно всё равно обречено на поражение.
 
21. С кем из литераторов Вам довелось общаться, дружить?
Моим   учителем   был   известный   писатель-фантаст   Михаил Петрович Михеев. Он многому меня научил. Когда он заболел, то передал   все  мои  рукописи  не   менее   известному  писателю-фантасту Геннадию Мартовичу Прашкевичу. Сейчас он  - мой друг   и  наставник.  Мне довелось вместе работать с молодым писателем Виорэлем Михайловичем Ломовым, который тоже является моим другом.
В    хороших    отношениях    я    также    с председателем    Союза писателей     Новосибирска    Анатолием  Борисовичем Шалиным, который редактировал мою книгу «Гомо акватикус».
 
22. Чем собираетесь в ближайшее время порадовать читателей?
В   ближайшее   время  собираюсь   издать   книжку   «Злой волшебник Карачар» - продолжение сказки «Лесная девочка Зюзи», а   также   книгу  «В   стране   говорящих   деревьев»,   фантастику «Геомагнитные паруса» и юмористические рассказы.
 
23. Ваше напутствие детскому автору.
Работать сосредоточенно, целеустремленно. Ни дня без строки.
 

 
Произведения С.С. Гончарова для детей
 
 
Гончаров С.С. Гомо акватикус: фантастика и приключения /С.С. Гончаров; худож. А. Гончаров,  С. Гончаров. – Новоси-бирск: Кн. изд-во, 1998. – 159 с.: ил.

Писатель-фантаст   должен иметь своё собственное, при этом достаточно научное представление обо всём в мире.
Необходимо уметь весьма необычное выдавать за нечто вполне достоверное, убеждать читателей в том, что описанное вполне могло случиться. И Ст. Гончарову это удаётся!
Юмор и фантастика тесно переплетены в его произведениях.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Гончаров С.С.  Королевство золотистых принцесс: сказки /С.С. Гончаров; рис. С. Ст. Гончаров. – Новосибирск, 2002. – 81 с.: ил.

Волшебные истории С. Гончарова рассказывают о невероятных приключениях Юрочки, замке из зябликов и Птичьем короле, бабке Пихто, её ужасных слугах и злодее-террористе, о золотистых принцессах, Изумрудном городе, Радужном королевстве и тайне волчьей шурчины.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Гончаров С.С. Лесная девочка Зюзи /С.С. Гончаров; худож. А. Гончаров. – Новосибирск: ОФСЭТ, 2006. – 84 с.: ил.

Новая сказка С. Гончарова – продолжение «Королевства золотистых принцесс». В ней повествуется о том, как Юрочка спасал гномов-дедушек девочки Зюзи, как он вместе с её Величеством Бабкой Пихто и её слугами воевал против чёрных сил, которые губят лес. Конечно же, Юрочке во всём помогает отважная девочка Зюзи.

Добро всегда побеждает зло. Какой бы силой не обладало зло, оно обречено на поражение.
 
 
 
 
 
 
Литература о жизни и творчестве
 
 
 
Новосибирская областная детская библиотека им. А.М. Горького, 2007-2017

Яндекс.Метрика